Форум по книгам Рины Аньярской - Мифы о Елизавете Тюдор
[ Обновления в темах · Жители Мира · Этикет · Розыск · RSS ]

Форум по книгам Рины Аньярской

Вт, 26.01.2021, 15:41
Добрый день, Гость!

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Смарточка, Mylady  
Главная страница Форума » В гостях у Рины » История: мифы и реальность » Личности и династии » Мифы о Елизавете Тюдор
Мифы о Елизавете Тюдор
МаргоДата: Ср, 16.12.2020, 13:31 | Сообщение # 1
Мыслящий Читатель
Королева Наварры
Группа: Дворяне
Сообщений: 870
Награды: 95
Статус: В реале
Я решила вынести эту тему отдельной чтобы не путать с основной, где прописаны факты из жизни королевы Бесс.



Так получилось, что с легкой руки Рины Аньясркой я очень увлеклась английской королевой-девственницей и периодически читаю о ней романистику или публицистику. И вот недавно черт дернул этот Яндекс неверно прочесть мой запрос, когда я искала для отзыва на книгу картинку Елизаветы в детском возрасте.

Вместо этого по запросу "Елизавета Тюдор ребенок" поисковик выдал мне гору информации о внебрачных ДЕТЯХ королевы и даже о том, что она была МУЖЧИНОЙ!

Этот шлак сначала я хотела просто проигнорировать. Но потом вспомнила, что где-то Рина писала, что из такого вот упоминания о возможной беременности королевы в каком-то лохматом году, которую придворные принимали за водянку, выросла целая легенда о сыне королевы и Дадли, которая легла в основу интриги "Шоколадного дельца". Кстати, Яндекс поиск уверен, что имя его Артур.

Так вот, не хочу ничего сказать о правдивости этих сплетен. Уверена, что большая часть из них - просто хайп на тюдоровской теме, которая всколыхнула умы людей во всем мире после трансляции сериала "Тюдоры". Но чтобы отличать мух от котлет, хочу показать вам, дорогие форумчане, в каких смертных грехах и как активно обвиняют нашу Блистательную королеву в интернете, причем привязывая такие аргументы, которая вроде бы и похожи на правду. Но если подойти к вопросу критично, то никто никогда этих документов, о которых идет речь в подобных "изысканиях", не видел  dry  Никаких официальных подтверждений от Букингемского дворца вы не дождетесь.

В общем. я притащу сюда скопированные тексты, а вы уж сами судите. где тут вымысел,а  где поклеп...

И в связи со всем этим альтернативная версия о двойном браке королевы кажется мне самой безобидной, право слово...
Прикрепления: 4543353.jpg(76.5 Kb)


Не всё то золото, что блестит...
 
МаргоДата: Ср, 16.12.2020, 13:40 | Сообщение # 2
Мыслящий Читатель
Королева Наварры
Группа: Дворяне
Сообщений: 870
Награды: 95
Статус: В реале
1. Группа в Контакте  Queen Elizabeth I Tudor


В обсуждениях в виде интервью от удаленного аккаунта (уже показатель, да?) лежит следующее:

Елизавета была дочерью Анны Болейн и — формально — дочерью Генриха VIII, хотя на самом деле он не был ее отцом, поскольку все его дети, и до Елизаветы, и после нее, в отличие от нее страдали врожденным сифилисом (Генрих VIII женился на Анне Болейн, когда та уже ждала ребенка). Взойдя на престол в 1558 году, она стала усиленно укреплять позиции протестантизма в стране, чем навлекла на себя гнев папского престола и большинства монархий Европы, до самой ее смерти интриговавших против нее. Она не преследовала католиков и принимала их на службу, чем добилась спокойствия в стране. Чтобы не повторить ошибку своей предшественницы, Марии Тюдор, озвучившей имя своего наследника (лизоблюды мгновенно переметнулись к Елизавете), Елизавета до конца жизни так и не назвала своего преемника. На требование парламента выйти замуж и родить наследника она заявила, что замужем за Англией и останется королевой-девственницей. При этом она полюбила — на всю жизнь, вплоть до его смерти в 1588 году — Роберта Дадли, графа Лестера, якобы тайно обвенчалась с ним и родила от него несколько детей. По некоторым данным от разных отцов у нее было пятеро детей, из них одна или две девочки; сохранился портрет, где Елизавета изображена в характерной для беременной женщины одежде, есть портрет, где она изображена с ребенком, и портрет, где рядом с ней двое детей.

По всей стране снимались католические изображения Девы Марии и заменялись портретами Елизаветы, на которых черты лица изображались в соответствии с официально канонизированной маской. При такой канонизации целомудренный имидж королевы необходимо было надежно защитить от любых случайностей — тем более что папский престол настаивал на нелегитимности брака Генриха VIII с Анной Болейн и подвергал сомнению (и не без оснований) его отцовство по отношению к Елизавете; Тайный Совет тщательно следил за тем, чтобы имидж королевы-девственницы не был подпорчен.

В.К.: Неужели возможно было сохранить рождение нескольких детей в тайне?

А.Б.: В узком кругу утаить это было невозможно, но это было и неважно. Задача Тайного совета заключалась в том, чтобы не допустить утечки информации в прессу и за границу: любые улики уничтожались, свидетели держали рот на замке, опасаясь тюрьмы или казни за добытые под пытками признания в преступлениях. Все ее дети регистрировались под чужими именами и фактически не могли претендовать на престол. На примере Кристофера Марло можно представить себе, как происходила такая регистрация.

В донесении своему монарху 11 апреля 1564 года посол Испании при английском дворе докладывал, что королева Елизавета выезжает в Уорвик (замок Дадли), чтобы "разрешиться от последствия неблагопристойного поведения". По современному календарю рождение ребенка имело место в конце апреля, а не в конце февраля, как задокументировано рождение Марло. (Кстати, Уорвик расположен на берегу Эйвона, того самого, на котором стоит и Стратфорд; отсюда и "Эйвонский лебедь" посвящения Бена Джонсона в шекспировском Большом фолио.) В этом же году Роберт Дадли был возведен в графское достоинство, а его шурин Генри Сидни стал кавалером Ордена Подвязки.

А.Б.: Нет, к этому времени у Марло могло быть уже по крайней мере два брата: один из них, старше на 10 лет, сын от тайной связи Елизаветы с королем Испании Филиппом II, и второй — на три года старше, — Френсис Бэкон, в регистрации рождения которого тоже обнаружено немало "странностей". Для регистрации тайнорожденного нужен был ребенок, родившийся примерно в то же время и вскоре умерший; необходимо было, чтобы его рождение зарегистрировали, а смерть — не успели. Нужно было уговорить родителей ребенка отказаться от регистрации смерти или захоронить его в другом приходе, где у королевы был "свой" священник. Для этой цели лучше всего подходил Мэтью Паркер, член Тайного Совета и высший духовный иерарх Англии. Анна Болейн, став королевой, сделала его своим личным капелланом, при Марии Тюдор он был в опале и лишен должности главы колледжа "Корпус Кристи", Елизавета вновь возвысила его и сделала архиепископом Кентерберийским. В Кентербери и нашлась метрическая запись от 26 февраля 1564 года, использованная для документирования новорожденного ребенка королевы. Отец умершего ребенка Джон Марло получил значительную денежную компенсацию, стал членом Гильдии сапожников на два с половиной года раньше положенного срока и пожалован званием "фримена", а судья Адмиралтейского суда в Дувре сэр Роджер Мэнвуд стал попечителем новорожденного. Запись же о смерти ребенка Джона Марло скорее всего была сделана в церкви Св. Стефена на территории имения Мэнвуда; не случайно сохранившиеся записи о регистрации крещений, венчаний и смертей в этой церкви датируются лишь с 1567 года.

В 1563 году, когда Марло был уже зачат, королева Елизавета пожаловала Мэнвуду огромное имение; позже она объявила его лучшим судьей королевства и наградила массивной золотой цепью (что было беспрецедентно), пожаловала рыцарским титулом и назначила Главным лордом Казначейства.

В.К.: Известны ли еще какие-нибудь факты, говорящие за то, что Кристофер Марло был сыном королевы Елизаветы?

А.Б.: Вот историческая деталь. В 1603 году все поэты Англии откликнулись скорбными посланиями на смерть Елизаветы. Все, кроме Шекспира, которого Генри Четтл даже открыто упрекнул за это в печати. Почему-то ему в голову не пришло вспомнить соблюдаемый в рамках христианской традиции обычай: эпитафии сочиняются только посторонними, но не родственниками. Родственникам запрещено совершать любые действия, связанные с ритуалом похорон: нести гроб или крышку, венки или цветы; они — адресаты соболезнований, но не их авторы. После такого живого участия Елизаветы в судьбе "безродного" поэта молчание Марло-Шекспира только и объясняется тем, что он был близким родственником королевы.

Тот факт, что Шекспир был "железной маской", подтверждается и загадочным девизом студента колледжа "Корпус Кристи" Кристофера Марло: Qvod me nutrit me destrevit ("То, что меня кормит, меня убивает.") Этот девиз начертан на портрете, обнаруженном при реконструкции помещения колледжа "Корпус Кристи" в середине ХХ века. На портрете есть надпись: "1585 год от Рождества Христова. Совершеннолетие 21 год". По сохранившимся спискам студентов установлено, что в 1585 году из всех студентов колледжа только Кристоферу Марло исполнился 21 год.

Но самое серьезное доказательство имеется в самом корпусе шекспировских произведений. В последней сцене "Генриха VIII", по мнению большинства шекспироведов дописанного в 1613 году Флетчером, предсказывая будущую славу новорожденной Елизаветы, высший духовный иерарх Англии архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер говорит, что она родит наследника, который будет "настолько же велик в славе, как и она сама", и что за него "дети наших детей будут благословлять Небеса", причем terror, который по этому предсказанию должен был на протяжении всей жизни сопровождать "родившегося из пепла", в сочетании с такой славой невозможно отнести ни к кому, кроме Марло-Шекспира.

Перевод В. Томашевского:

Как девственница-феникс, чудо-птица,
Себя сжигая, восстает из пепла
Наследником, прекрасным, как сама, —
Так и она, вспорхнув из мрака к небу,
Свои заслуги передаст другому,
Который из ее святого пепла
Взойдет в сиянье славы, как звезда,
Ее навек незыблемый наследник.
Мир, изобилье, правда, страх, любовь,
Служившие избраннице-младенцу,
Вокруг него взрастут лозой покорной.
Повсюду, где сияет солнце в небе,
И честь, и имени его величье
Пребудут, страны новые создав.
Он будет славен, будет процветать,
Как горный кедр, свои раскинув ветви.
Почтят, увидев это, наши внуки.

Здесь королева Елизавета метафорически описывается как птица Феникс, из пепла которой родится кто-то другой, не уступающий ей в славе и величии. При этом оказывается, что перевод последней из цитируемых Вами строк:

Взойдет в сиянье славы, как звезда...
не полностью передает смыл соответствующей строки оригинала:
Shall star-like rise, as great in fame as she was..

То есть, фактически, в 1613 году, через 10 лет после смерти королевы-девственницы Елизаветы, в хвалебном по отношению к ее особе произведении объявляется, что она оставила отпрыска, слава которого будет такой же, как и ее самой, королевы. А ведь слава этой королевы отнюдь не метафорическая, не плод лести ее приближенных: приняв в двадцать пять лет к управлению третьеразрядную, находившуюся в вассальной зависимости от Дании страну, Елизавета вывела ее в ряд мощнейших держав мира. В каковом ряду эта страна с тех пор так и пребывает — вот уже пятую сотню лет подряд.
Вот ведь в чем главный смысл этого места: не столько в славе самой королевы, сколько в славе того, кто восстанет из ее пепла. И вряд ли оправданно сводить смысл этого места к осторожной ремарке: "...Кранмер, предсказывая будущее величие новорожденной Елизаветы, говорит о ней как о чудесном Фениксе..."
Однако при оценке "биографичности" нельзя сбрасывать со счетов и "стрэтфордианскую" интерпретацию этого места, в соответствии с которой считается, что возникший "из святого пепла" Елизаветы — не кто иной как занявший после ее смерти престол Яков I Стюарт. Приверженцем этой версии был и А. Аникст, твердая "стрэтфордианская" позиция которого не позволяла ему рассматривать это место иначе чем грубую и неприкрытую лесть Шекспира в адрес короля Якова. Категорически отвергая версию об участии Джона Флетчера в доработке "Генриха VIII", Аникст вынужден был не только расценить такой шаг со стороны Шекспира как отход от своих принципов, но и "достроить" его биографию умозрительным объяснением причин отхода от творческой деятельности (Шекспиру-де стыдно стало, что, наступив на горло своей песне, так грубо польстил монарху).
Хотя при чтении этого места возникает самое первое, чисто интуитивное впечатление, что речь идет именно о сыне королевы, а не о ее преемнике на троне, все же содержание этого места следует оценить и с точки зрения "ортодоксальной" интерпретации. И вот здесь оказывается, что оно действительно может рассматриваться как проявление неприкрытой и совсем необычной для шекспировских произведений лести в адрес Якова. Причем с точки зрения текста такое прочтение представляется даже безупречным. Но это — только с чисто внешней, формальной точки зрения, без учета реалий обстановки.

Осмелюсь утверждать, что, будь эта лесть действительно адресована королю, для него самого она должна была быть совершенно неприемлемой, оскорбительной. Ведь именно королева Елизавета утвердила смертный приговор его родной матери — Марии Стюарт. Сын есть сын, и вознесение Елизаветы выше родной матери для него вряд ли было лестным. Тем более что мать Якова, а вместе с нею и вся эта ветвь Стюартов генеалогически обладала большими правами на английский престол, чем сама Елизавета; что бывшая королева Шотландии Мария Стюарт до самой своей смерти так и не признала легитимности Елизаветы как английского монарха и постоянно плела интриги по ее свержению. Даже в своих письмах она использовала атрибутику, на которую имели право только английские монархи. Более того, памятуя о печальном опыте своей покойной сестрицы Марии Тюдор, имевшей неосторожность загодя назначить преемника, к которому сразу же переметнулись даже наиболее близкие к ней льстецы, Елизавета до самой смерти отказывалась назвать Якова своим преемником, хотя генеалогически он обладал большими правами на английский престол, чем любой другой претендент (и даже его покойная мать: его генеалогия укреплялась тем, что, как и мать, его отец тоже был прямым потомком Генриха VII, основателя королевской династии Тюдоров).

Так что для Якова с его гораздо более "чистой" тюдоровской генеалогией, чем у самой Елизаветы, уравнивание с покойной королевой — далеко не лесть. А выпячивание добродетелей Елизаветы в ущерб памяти казненной ею матери (это при том, что Мария Стюарт обладала титулом не только королевы Шотландии, но и Франции!) для него было бы прямым оскорблением. И к тому же, кроме славы и величия, "рожденному из пепла" Елизавета передаст и пожизненный terror — ужас, страх. Можно ли представить лесть, в которой монарху предрекается пожизненный "ужас"?..

К тому же, следует учитывать то обстоятельство, что Святой Престол и прокатолические монархии Европы не признавали легитимности брака Генриха VIII с Анной Болейн, матерью Елизаветы. Например, посол Испании при Дворе Генриха VIII в своих донесениях называл Анну Болейн не королевой, а презрительной кличкой concubine — "наложница". Более того, всем было прекрасно известно, что Елизавета фактически не была дочерью короля, что Генрих VIII женился на Анне Болейн, когда та ее уже вынашивала. Тот факт, что Елизавета — единственная из трех выживших детей этого короля, родившаяся без врожденного сифилиса, не оставляет в этом никаких сомнений. Тем более что уже следующий ребенок ее матери был мертворожденным, затем был выкидыш, а четвертый не прожил и суток (см. генеалогию четырнадцати отпрысков Генриха VIII). Так что с точки зрения Якова некоролевское происхождение Елизаветы ставило ее намного ниже по сравнению с ним самим. И вот все это категорически исключает тот контекст, в котором это место толкуется Аникстом и сторонниками "ортодоксальной" версии авторства.

Но это еще не все.

Следует учесть также, что с точки зрения доктрины, культивировавшейся как Ватиканом, так и католическими государствами Европы, Яков не просто сменил королеву Елизавету, а восстановил законные права Стюартов на английский престол. И ведь Яков был не просто сыном королевы-католички. При его правлении в стране стал происходить заметный отход от протестанства в направлении католицизма, прекратилась давняя необъявленная война между Англией и Испанией. И, если бы унижающее достоинство Якова сравнение с Елизаветой действительно имело место, то оскорбление усугублялось бы еще и тем обстоятельством, что оно вложено в уста самого Томаса Кранмера, ниспровергателя католицизма, злейшего врага Ватикана. Кранмер не только добился отмены смертной казни за чтение Библии на английском языке, не только ввел совершенно новую литургию, создав канонические тексты псалмов на английском, но фактически стал основателем Англиканской Церкви — король Генрих VIII не проявлял рвения к разрыву с Ватиканом, для него важно было развестись с Катериной Арагон.

Имей место в действительности та неуклюжая лесть, которую Аникст приписывает Шекспиру, то это было бы равнозначно самоубийству незадачливого автора. Да и сама мысль о том, что Кранмер в своем "ясновидении" мог в таких вот, более чем позитивных тонах "напророчить" величие короля-прокатолика, является просто нелепой. Все-таки, каковы бы ни были наши взгляды относительно личности Шекспира, но его нужно хоть чуточку уважать: замыслить такую глупость он просто не мог.

Нет, пьеса с таким пассажем могла быть поставлена на сцене и быть включенной в Большое Фолио только в том случае, если всем, и в первую очередь самому королю, было заведомо известно, что дело вовсе не в лести в его адрес.

И тем не менее, бросается в глаза такой аспект, как вызывающая двусмысленность этого места. Ведь совершенно естественные ассоциации с королем Яковом как адресатом "лести" возникают не только у сторонников "стрэтфордианской" версии. Они не могли не возникнуть как у первых зрителей и читателей, так и у самого короля. Который, тем не менее, не запретил постановку и включение "Генриха VIII" в Фолио.

(Альфред Барков)Добавлено (16.12.2020, 13:37)
---------------------------------------------
В истории существует ещё один достаточно загадочный факт. В бумагах испанского министра Фрэнсиса Энгелфилда (долгие годы он являлся шпионом при английском дворе, однако, в конечном итоге был выслан за пределы Англии) были найдены три письма, направленные им в 1587 г. испанскому королю. В них сообщалось, что на борту корабля, пришедшего в Испанию из Франции был арестован англичанин, которого заподозрили в шпионаже. Во время допроса он признался, что его имя Артур Дадли и он является незаконным сыном Роберта Дадли и английской королевы Елизаветы I. По его словам, он родился где-то между 1561 и 1562 гг., и сразу же после рождения Кэтрин Эшли (няня королевы, которая была рядом с нею на протяжении всей жизни) отдала его на воспитание в семью Роберта Саузерна. Личным учителем Артура стал Джон Смит, близкий друг Саузерна. До самой смерти Саузерна Артур считал себя его сыном. Однако, на смертном одре Роберт Саузерн признался юноше в том, что он не являлся его отцом, и открыл ему тайну его рождения.

Эту версию в данный момент всячески поддерживает, доказывает и развивает английский учёный-историк Пол Дохерти. Косвенные доказательства данной теории, действительно, существуют. Среди них приводятся, например, такие. Во многих письмах иностранных послов, работавших при английском дворе, достаточно часто и регулярно встречаются упоминания о том, что приблизительно в 1561 г. королева заболела «скорей всего, водянкой», ибо её «невероятно раздуло, особенно в области живота». Второе. В сохранившихся письменных молитвах Елизаветы после 1562 г. начинают появляться слова, которых до того времени никогда в молитвах не было, и которые достаточно трудно поддаются объяснению. Так, например, она просит Бога простить ей её грех (без какого бы то ни было указания на сам характер греха). Что именно имелось в виду королевой неизвестно, однако время появления данных слов совпадает с временем предположительного рождения Артура. Третье. В британском государственном архиве хранится завещание Роберта Саузерна, на котором, в качестве свидетеля, расписался Джон Смит. То есть, данные люди — совершенно реальные исторические личности, поддерживавшие к тому же тесную связь друг с другом. На телекомпании BBC (Великобритания) был снят документальный фильм «Тайная жизнь Елизаветы I», в котором подробно рассказывается как о данной истории, так и о всех найденных Дохерти доказательствах в поддержку того, что данный факт был, скорей всего, правдивым. Тем не менее вопрос о подлинной личности Артура Дадли на сегодняшний день продолжает оставаться открытым.


Вот такой мрак, господа! Ну просто поток непроверенной информации о зарегистрированных где-то там детях.... И куча внебрачных детей!
Прикрепления: 9146847.jpg(276.8 Kb)


Не всё то золото, что блестит...
 
МаргоДата: Ср, 16.12.2020, 13:42 | Сообщение # 3
Мыслящий Читатель
Королева Наварры
Группа: Дворяне
Сообщений: 870
Награды: 95
Статус: В реале
2. Яндекс-Дзен.  Танй истории.
Статья "А был ли мальчик? Главная тайна английской королевы"


Когда Елизавета Тюдор взошла на английский престол, ей было 25 лет. К тому времени она ещё не успела вступить в брачные отношения, и на протяжении первых лет её правления советники из ближайшего окружения вовсю пытались выдать Елизавету замуж. Но как и раньше, так и теперь, да и позднее единоличная королева Англии не желала связывать себя священными узами и, тем самым, делегировать (а этот вариант непременно бы последовал) свою почти неограниченную власть.
Но только ли собственные властные амбиции Елизаветы были тому причиной?

Королева Елизавета I ТюдорОна – мужчина!
За два года до своей смерти Елизавета Тюдор издала странный указ. По нему запрещалось проводить какие-либо экспертизы над её телом даже с целью установить причину её смерти. Придворные так и сделали – королеву похоронили в том самом наряде, в котором она скончалась.Ну, вроде бы и всё. Смерть в солидном для того времени возрасте, пышные похороны и память благодарных подданных.И вот, спустя пару сотен лет, в 1870 году, некий барон Оверкорт задумал изменить ландшафт садового участка у своего замка близ городка Бисли.Очищая площадку от старых плит и груды камней, рабочие обнаружили захоронение ребенка – девочки 10 лет. Сохранившиеся части одежды из шелка и парчи свидетельствовали о принадлежности ребенка к представителям высшего дворянского сословия XVI века.
Местный священник Томас Кэбел, неплохо знавший историю замка, рассказал Оверкорту, что в середине 1540-х годов в поместье была отправлена из Лондона совсем ещё юная дочь Генриха, Елизавета. В этом замке она спасалась от чумы. И не исключено, что она здесь и умерла, что это и есть её останки, а обратно в Лондон была отправлена совсем другая девочка, очень похожая на покойную Елизавету.
Елизавета в юностиИли мальчик! Так как из-за эпидемии чумы просто не нашлось подходящего ребенка женского пола.
Кэбел и сэр Оверкорт не стали особо распространяться о находке. Второй вскоре забыл о ней, а первый всё подробно записал.
Позднее эти записи попали к писателю Брэму Стокеру.
Писатель Брэм СтокерЗаинтересовавшись написанным, он решил провести собственное расследование. И вот что узнал.
При маленькой Елизавете, начиная с пребывания ею в Бисли, всегда рядом находились две помощницы: Кэт Эшли и Бланш Перри. При восшествии на престол Елизаветы, обе получили дворянство, и также всегда находись подле королевы. И только им двоим, да ещё и Томасу Перри – мужу Бланш – было позволено в любое время входить в личные покои Елизаветы.
Королева Елизавета I всегда использовала толстый слой грима, носила парик, потому что к 35 годам уже была почти лысой, кроме того, именно при Елизавете в моду вошёл высокий воротник, скрывающий кадык… Очевидно, что Елизавета, как могла скрывала именно «мужские» черты своей внешности. Ну и указ о том, чтобы не осматривать её тело после смерти.И плюс к этому - отсутствие интимной жизни.


А дабы отвадить претендентов в мужья, был пущен слух о том, что королева Елизавета после перенесенной болезни не может иметь детей. А значит, и замуж выходить нет необходимости.
Конечно, можно серьезно усомниться в данной версии. Хотя бы на основании того, что Генрих VIII Тюдор, отец Елизаветы, заметил бы подмену родной дочери.
Но дело в том, что до конца своей жизни король Генрих практически не видел дочь. Да и не не хотел особо видеть. Всему виной история с матерью Елизаветы – Анной Болейн, которая была обвинена в измене королю и казнена.

Генрих не хотел вспоминать о своей второй жене и о той боли, что она ему принесла. Потому и удалил Елизавету подальше от двора, ведь она так напоминала Анну.
Сегодняшние технологии ДНК-анализа могли бы опровергнуть или подтвердить вышеупомянутую версию. Останки Генриха VIII как и Елизаветы I ныне покоятся в Вестминстерском аббатстве.
Но нынешние представители королевского семейства отказываются от подобной экспертизы. Да и противников такой проверки на ДНК много в среде обычных граждан.
Хотя может и без ДНК обойтись? А попробовать психологический анализ?
Представьте себе, девочка, 3 года. Мать публично казнят как изменницу. И приказ на эту чудовищную вещь отдаёт родной папа – король Англии! А потом он ещё и отказывается от своей несчастной дочери, удалив от двора в какое-то поместье с непонятной перспективой на будущее.



Кадр из сериала "Тюдоры", маленькая Елизавета

Даже представить невозможно, какой уровень стресса пережил ребенок, какие страхи её преследовали!

Совершенно очевидно, что Елизавета с таким «багажом» детских травм не то, что замуж, близко к себе мужчину не допустила бы.

В связи с чем и престол не желала ни с кем делить: а вдруг муж захочет стать королем и казнит её, как в свое время отец казнил мать.
В общем, дядюшка Фрейд нам в помощь!
Безусловно, версия с мужчиной в королевском платье заслуживает изысканий, но, скорее всего, безбрачие Елизаветы I Тюдор объясняется вполне научно и просто.
Прикрепления: 5531885.jpg(156.8 Kb)


Не всё то золото, что блестит...
 
МаргоДата: Ср, 16.12.2020, 13:45 | Сообщение # 4
Мыслящий Читатель
Королева Наварры
Группа: Дворяне
Сообщений: 870
Награды: 95
Статус: В реале
3. Сайт diary.ru.
Статья с громким заголовком: "Королева Елизавета и ее внебрачные дети"


Философ и аналитик, литературовед-структуралист Альфред Николаевич Барков, исследуя структуру «Гамлета», обнаружил, что это произведение построено как мениппея (роль рассказчика отдана отрицательному персонажу, который, с целью обелить себя, извращает имевшие место в действительности события и факты) и что в тексте этого произведения дан ответ и на вопрос, кто скрывался под псевдонимом "Шекспир". Тайна шекспирова авторства оказалась тесно связанной с политической ситуацией и безопасностью страны. Интервью, которое взял у А. Баркова корреспондент Владимир Козаровецкий.

А.Б.: В дальнейшем я буду опираться на данные, собранные и опубликованные не только "марловианцами", но и "бэконианцами" и "рэтлендианцами", ибо и те, и другие, и третьи нашли убедительные доказательства причастности своих кандидатов к псевдониму "Шекспир"; но главным в этом несомненно коллективном псевдониме был все-таки Кристофер Марло, который, так же, как и Френсис Бэкон, был... сыном королевы Елизаветы.
В.К.: Что, есть "прямые улики"?
А.Б.: Ну, если бы были "прямые улики", не было бы и предмета для нашего разговора. А вот косвенных улик — более чем достаточно, причем по ним очень хорошо видно, что прямых и быть не могло, настолько тщательно они уничтожались; это проливает свет и на строгость сохранения тайны псевдонима "Шекспир" — на государственном уровне. Стоило просочиться любым крохам информации о ней, как Тайный Совет мгновенно наказывал виновного, вплоть до тюрьмы и смерти, — и на то были весьма серьезные причины.
Елизавета была дочерью Анны Болейн и — формально — дочерью Генриха VIII, хотя на самом деле он не был ее отцом, поскольку все его дети, и до Елизаветы, и после нее, в отличие от нее страдали врожденным сифилисом (Генрих VIII женился на Анне Болейн, когда та уже ждала ребенка). Взойдя на престол в 1558 году, она стала усиленно укреплять позиции протестантизма в стране, чем навлекла на себя гнев папского престола и большинства монархий Европы, до самой ее смерти интриговавших против нее. Она не преследовала католиков и принимала их на службу, чем добилась спокойствия в стране. Чтобы не повторить ошибку своей предшественницы, Марии Тюдор, озвучившей имя своего наследника (лизоблюды мгновенно переметнулись к Елизавете), Елизавета до конца жизни так и не назвала своего преемника. На требование парламента выйти замуж и родить наследника она заявила, что замужем за Англией и останется королевой-девственницей. При этом она полюбила — на всю жизнь, вплоть до его смерти в 1588 году — Роберта Дадли, графа Лестера, якобы тайно обвенчалась с ним и родила от него несколько детей. По некоторым данным от разных отцов у нее было пятеро детей, из них одна или две девочки; сохранился портрет, где Елизавета изображена в характерной для беременной женщины одежде, есть портрет, где она изображена с ребенком, и портрет, где рядом с ней двое детей. По всей стране снимались католические изображения Девы Марии и заменялись портретами Елизаветы, на которых черты лица изображались в соответствии с официально канонизированной маской. При такой канонизации целомудренный имидж королевы необходимо было надежно защитить от любых случайностей — тем более что папский престол настаивал на нелегитимности брака Генриха VIII с Анной Болейн и подвергал сомнению (и не без оснований) его отцовство по отношению к Елизавете; Тайный Совет тщательно следил за тем, чтобы имидж королевы-девственницы не был подпорчен.
В.К.: Неужели возможно было сохранить рождение нескольких детей в тайне?
А.Б.: В узком кругу утаить это было невозможно, но это было и неважно. Задача Тайного совета заключалась в том, чтобы не допустить утечки информации в прессу и за границу: любые улики уничтожались, свидетели держали рот на замке, опасаясь тюрьмы или казни за добытые под пытками признания в преступлениях. Все ее дети регистрировались под чужими именами и фактически не могли претендовать на престол. На примере Кристофера Марло можно представить себе, как происходила такая регистрация. В донесении своему монарху 11 апреля 1564 года посол Испании при английском дворе докладывал, что королева Елизавета выезжает в Уорвик (замок Дадли), чтобы "разрешиться от последствия неблагопристойного поведения". По современному календарю рождение ребенка имело место в конце апреля, а не в конце февраля, как задокументировано рождение Марло. (Кстати, Уорвик расположен на берегу Эйвона, того самого, на котором стоит и Стратфорд; отсюда и "Эйвонский лебедь" посвящения Бена Джонсона в шекспировском Большом фолио.) В этом же году Роберт Дадли был возведен в графское достоинство, а его шурин Генри Сидни стал кавалером Ордена Подвязки.
В.К.: Это был первый ребенок Елизаветы?
А.Б.: Нет, к этому времени у Марло могло быть уже по крайней мере два брата: один из них, старше на 10 лет, сын от тайной связи Елизаветы с королем Испании Филиппом II, и второй — на три года старше, — Френсис Бэкон, в регистрации рождения которого тоже обнаружено немало "странностей". Для регистрации тайнорожденного нужен был ребенок, родившийся примерно в то же время и вскоре умерший; необходимо было, чтобы его рождение зарегистрировали, а смерть — не успели. Нужно было уговорить родителей ребенка отказаться от регистрации смерти или захоронить его в другом приходе, где у королевы был "свой" священник. Для этой цели лучше всего подходил Мэтью Паркер, член Тайного Совета и высший духовный иерарх Англии. Анна Болейн, став королевой, сделала его своим личным капелланом, при Марии Тюдор он был в опале и лишен должности главы колледжа "Корпус Кристи", Елизавета вновь возвысила его и сделала архиепископом Кентерберийским. В Кентербери и нашлась метрическая запись от 26 февраля 1564 года, использованная для документирования новорожденного ребенка королевы. Отец умершего ребенка Джон Марло получил значительную денежную компенсацию, стал членом Гильдии сапожников на два с половиной года раньше положенного срока и пожалован званием "фримена", а судья Адмиралтейского суда в Дувре сэр Роджер Мэнвуд стал попечителем новорожденного. Запись же о смерти ребенка Джона Марло скорее всего была сделана в церкви Св. Стефена на территории имения Мэнвуда; не случайно сохранившиеся записи о регистрации крещений, венчаний и смертей в этой церкви датируются лишь с 1567 года. В 1563 году, когда Марло был уже зачат, королева Елизавета пожаловала Мэнвуду огромное имение; позже она объявила его лучшим судьей королевства и наградила массивной золотой цепью (что было беспрецедентно), пожаловала рыцарским титулом и назначила Главным лордом Казначейства. Если бы мы принимали всерьез происхождение Марло как "таннера", сына сапожника, у нас возникло бы множество и других вопросов, на которые в этом случае невозможно было бы ответить. Почему Мэнвуд оплачивал учебу сына сапожника Марло? И почему оплачивал из средств, выделенных архиепископом Паркером? И как сын сапожника попал в привилегированную Королевскую школу на 50 мест, куда стремились поместить своих детей самые знатные и состоятельные люди графства? И как он туда попал в 14 лет? И почему, проучившись всего год, поступил в университет? И где он учился до этого и набрал тот объем знаний, который необходим для поступления? (Между прочим: Паркер собрал в своем имении уникальную библиотеку, каких было лишь несколько во всей Англии.) И как Марло получил одну из трех стипендий Паркера? И почему сын архиепископа, Джонатан Паркер, уже после смерти своего отца оплачивал все шесть с половиной лет учебы Марло в Кембриджском университете (колледж "Корпус Кристи")? (Посетив имение Паркеров в 1578 году, после поступления Марло в Кембридж, Елизавета, обыгрывая отсутствие у жен священнослужителей мирских титулов, сделала вдове архиепископа комплимент: "Я не могу назвать вас "мадам", а сказать "миссис" — язык не поворачивается. И все равно я очень вам благодарна.") И почему, когда в 1587 году, по окончании университета (в 1584-ом он получил степень бакалавра и продолжил учебу), ему отказали в присвоении магистерской степени на основании его частых отлучек, за него вступился Тайный Совет королевы, объяснивший, что его отлучки связаны с выполнением заданий на государственной службе? И почему письмо ректору с таким объяснением и словами о том, что королева будет недовольна любым ущемлением прав Марло, первыми подписали архиепископ Кентерберийский, лорд-канцлер и лорд-казначей королевы?
В.К.: Существует правило: если гипотеза, не противореча уже известному, объясняет и все факты, которые до ее появления не находили объяснения, она становится теорией. Можно ли сказать, что королевское происхождение Марло ставит все точки над ё?
А.Б.: Я специально не занимался выяснением, на все ли остававшиеся без ответа вопросы может ответить такая гипотеза, тем более что Марло — лишь часть псевдонима "Шекспир", — но судите сами. Например, не знай мы о его происхождении, еще больше вопросов вызывали бы обстоятельства "смерти" Марло. Став магистром, он поселяется в Лондоне и быстро приобретает славу поэта, драматурга и "атеиста" (под атеизмом понимался любой отход от официальной доктрины). В Тайный Совет на его "атеизм" донес полицейский агент Роберт Бэйнс (в доносе Бэйнса фигурировали три преступления, за каждое из которых полагалась смертная казнь: богохульство, гомосексуализм и хвастовство, что он имеет право чеканить собственную монету), а писатель Томас Кид под пытками подтвердил его "атеизм". 18 мая 1593 года был выдан ордер на арест Марло; за преступления, которые ему инкриминировались, ему грозила смерть четвертованием, утоплением или отсечением головы. Тем не менее, в отличие от Кида, которого обвиняли в гораздо менее тяжких преступлениях, Марло отпустили под подписку. 30 мая в портовом городе Дептфорде ударом кинжала в лицо он был "убит" одним из своих приятелей, Ингрэмом Фрайзером.
Все трое "друзей-свидетелей", которые находились рядом в момент "убийства", были связаны с разведкой, то есть с Тайным Советом. "Убийство" расследовал не местный прокурор, а коронер королевы, который получил лично от Елизаветы письменный инструктаж, каким должно быть его "беспристрастное заключение" (сохранился подлинник!). Расследование велось чрезвычайно поспешно: тело было предано земле уже 1 июня, и, хотя лицо и было обезображено, труп не предъявили для опознания даже хозяйке того дома, где произошло убийство. Хозяйка тоже была связана с разведкой, а ее усадьба использовалась для переброски агентуры на континент; Фрайзер был признан невиновным в смерти Марло, освобожден и тут же принят на службу в разведку ближайшим другом "убиенного"! Существует достаточно хорошо обоснованная версия, что Марло во избежание казни был переправлен на континент, где под именем Le Doux жил во Франции и занимался разведывательной деятельностью в пользу Англии, а в конце 90-х тайно вернулся в Англию и жил в одной семье в графстве Рэтленд. Louis Ule утверждает, что после своей мнимой смерти Марло находился в доме Пембруков под именем алхимика Хью Сэндфорда.
В.К.: Не кажется ли вам, что усилия по спасению Марло от суда и смерти были таковы, что гораздо проще было бы добиться, чтобы донос Бэйнса либо не был принят, либо вообще пропал?
А.Б.: Да, несомненно, у этой истории с доносом был "режиссер". Ему нужно было убрать Марло со сцены, и, поскольку убедить королеву не удалось бы, ее поставили в безвыходное положение, обвинив ее сына в смертельно наказуемых преступлениях и затем давши ей возможность спасти его ценой его исчезновения из жизни. Бэйнс в доносе писал, что Марло должен быть казнен, и обещал представить заслуживающих доверия свидетелей его преступлений, но при докладе королеве в текст доноса кем-то были внесены изменения и вместо казни предлагалось предание Марло забвению. Елизавете, как и Гертруде в «Гамлете», ничего не оставалось делать, кроме как санкционировать навязанное ей решение Тайного Совета. Надо сказать, что за полгода до событий в Дептфорде при странных обстоятельствах умер попечитель Марло Роджер Мэнвуд, который в это время добивался должности Верховного судьи. Мало вероятно, что "режиссеру" удалось бы осуществить план этого "изъятия из жизни" Кристофера Марло, если бы Мэнвуд добился этой должности — а королева к нему благоволила; поэтому и смерть Мэнвуда вряд ли была случайной. Марло написал эпитафию на смерть Мэнвуда, в которой намекал на "завистливые силы". Не защитой ли своего попечителя, которого и после смерти пытались опорочить, в том числе и с позиций антисемитизма, объясняется заступничество Марло-Шекспира за оклеветанного Варавву-Шейлока в "Мальтийском еврее" и "Венецианском купце"?
В.К.: Не было ли в этой истории мотива профилактических действий по предупреждению какой бы то ни было возможности прихода к власти столь непредсказуемого, взрывного и трудно управляемого наследника, как Марло? Ведь было известно, что он задира и забияка и неосторожен в слове; Тайный Совет вполне мог попытаться оградить страну от возможности появления такого короля?
А.Б.: Да, такой мотив в поведении членов Тайного Совета в этой истории тоже был возможен. Дело в том, что Марло был учителем 15-летней Арабеллы Стюарт (не об этих ли "отлучках" и шла речь в письме Тайного Совета ректору колледжа?), генеалогия которой делала ее самой близкой к трону и вероятной его наследницей (ее наследственные права были даже выше прав Якова Стюарта, взошедшего на престол вслед за Елизаветой) — особенно с учетом того, что у королевы формально не было детей. Королева хотела женить сына на Арабелле и таким образом подвести его к трону — что могло вызвать встречные действия его братьев, как единоутробного (Фрэнсис Бэкон), так и сводного (Роберт Девере, граф Эссекс, написавший на стене своей тюремной камеры в Тауэре, где он находился перед казнью: "Роберт Тюдор"). Похоже, «Гамлет» — произведение во многом автобиографичное, и в нем нашли отражение факты дворцовой и околодворцовой интриг, вплоть до сумасшествия Офелии-Арабеллы (у последней были явные психические отклонения), отравления Роберта Дадли его женой (он по ошибке выпил из рук жены яд, который приготовил для нее) и участия королевы в отправке сына за границу, а последняя фраза "Дальнейшее — молчанье." явно связана с исчезновением Марло и тайной Шекспира.
В.К.: Известны ли еще какие-нибудь факты, говорящие за то, что Кристофер Марло был сыном королевы Елизаветы?
А.Б.: Вот историческая деталь. В 1603 году все поэты Англии откликнулись скорбными посланиями на смерть Елизаветы. Все, кроме Шекспира, которого Генри Четтл даже открыто упрекнул за это в печати. Почему-то ему в голову не пришло вспомнить соблюдаемый в рамках христианской традиции обычай: эпитафии сочиняются только посторонними, но не родственниками. Родственникам запрещено совершать любые действия, связанные с ритуалом похорон: нести гроб или крышку, венки или цветы; они — адресаты соболезнований, но не их авторы. После такого живого участия Елизаветы в судьбе "безродного" поэта молчание Марло-Шекспира только и объясняется тем, что он был близким родственником королевы. Тот факт, что Шекспир был "железной маской", подтверждается и загадочным девизом студента колледжа "Корпус Кристи" Кристофера Марло: Qvod me nutrit me destrevit ("То, что меня кормит, меня убивает.") Этот девиз начертан на портрете, обнаруженном при реконструкции помещения колледжа "Корпус Кристи" в середине ХХ века. На портрете есть надпись: "1585 год от Рождества Христова. Совершеннолетие 21 год". По сохранившимся спискам студентов установлено, что в 1585 году из всех студентов колледжа только Кристоферу Марло исполнился 21 год. Но самое серьезное доказательство имеется в самом корпусе шекспировских произведений. В последней сцене "Генриха VIII", по мнению большинства шекспироведов дописанного в 1613 году Флетчером, предсказывая будущую славу новорожденной Елизаветы, высший духовный иерарх Англии архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер говорит, что она родит наследника, который будет "настолько же велик в славе, как и она сама", и что за него "дети наших детей будут благословлять Небеса", причем terror, который по этому предсказанию должен был на протяжении всей жизни сопровождать "родившегося из пепла", в сочетании с такой славой невозможно отнести ни к кому, кроме Марло-Шекспира.


Здесь опять фигурирует "знаток" Елизаветы А.Б.
Прикрепления: 0328369.jpg(77.2 Kb)


Не всё то золото, что блестит...
 
МодераторДата: Ср, 16.12.2020, 20:58 | Сообщение # 5
Главный библиотекарь
Главный по сайту
Группа: Министры
Сообщений: 126
Награды: 23
Статус: В реале
Да, такого бреда я давно не читала. И ведь человек (А.Б.) с уверенностью заявляет, что Генрих не был отцом Бесс, зато сама королева нарожала аж пятерых, одним из которых - и он в этом уверен - является сам Шекспир!
Ну упасть - не встать просто от смеха. lol  lol  lol 
Это ещё более бредовая идея, чем то, что Дюма -  это Пушкин. cranky


Всевидящее око
 
angelic-nДата: Чт, 17.12.2020, 15:23 | Сообщение # 6
Главный библиотекарь
Супердобрый Модератор, пока не разозлишь!
Группа: Министры
Сообщений: 1085
Награды: 217
Статус: В реале
Цитата Модератор ()
Дюма -  это Пушкин.
lol  lock  lol


Не верь, что жизнь одна! Жизней много!(с)
 
AlyDonnaДата: Чт, 17.12.2020, 22:18 | Сообщение # 7
Внимательный Читатель
Группа: Дворяне
Сообщений: 153
Награды: 15
Статус: В реале
Цитата Марго ()
Вместо этого по запросу "Елизавета Тюдор ребенок" поисковик выдал мне гору информации о внебрачных ДЕТЯХ королевы и даже о том, что она была МУЖЧИНОЙ!

Слушайте, ну это точно бред, даже читать не хочу.
 
Главная страница Форума » В гостях у Рины » История: мифы и реальность » Личности и династии » Мифы о Елизавете Тюдор
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Сегодня форум посетили: