ФОРУМ по книгам Рины Аньярской
[ Обновления в темах · Жители Мира · Этикет · Розыск · RSS ]

Форум по книгам Рины Аньярской

Вс, 14.07.2024, 11:00
Доброе утро, Гость!

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Premier, angelic-n  
Из первых уст
Rina-AnyarДата: Вс, 09.05.2021, 00:36 | Сообщение # 1
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Книга воспоминаний участников Великой Отечественной войны,
жителей и тружеников блокадного Ленинграда


Оглавление:

От автора
Вечер встречи
Глава 1. 22 июня 1941 года
Глава 2. Блокадный город
Глава 3. Прорыв блокадного кольца
Глава 4. Тыл
Фронтовые сводки
Праздник со слезами на глазах
Семейные воспоминания
Краткая сводка о гостях круглого стола
Вместо послесловия


Обсудить можно тут.
Прикрепления: 6754974.jpg (125.9 Kb)


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 09.05.2021, 00:38 | Сообщение # 2
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
От автора

За годы моей редакторской деятельности, в архиве персонального компьютера накопилось довольно много историй, записанных со слов очевидцев Великой Отечественной войны – той страшной войны, которая четыре года выматывала население нашей Родины. В основном это расшифровки аудиозаписей моих интервью с фронтовиками, жителями и детьми блокадного Ленинграда, тружениками тыла. Реже – записи телефонных разговоров с ними. Ещё реже – переданные в редакции председателями общественных организаций письменные воспоминания ветеранов. Иногда даже написанные от руки…

Конечно, материалы, вошедшие в книгу, – это далеко не всё, что мне удавалось услышать и сохранить. Жаль, что техническая возможность записывать голоса ветеранов в цифровом формате появилась не так давно, и первые записи за давностью лет утеряны.

Но сегодня, когда многих из моих собеседников – обычных граждан, не всегда удостоенных орденов, не всегда даже вписанных в официальные списки блокадников – уже нет в живых, память о них и их титаническом подвиге навсегда должна остаться в сердцах потомков.

Газетные листы с интервью давно истлели. Поэтому хочется создать новый формат, который сохранит эту великую память на долгие годы – формат книги.
Я долго думала над жанром и в итоге решила: пусть она будет с минимальной редакторской обработкой в форме воображаемого круглого стола, за которым я собрала моих собеседников из разных районов Ленинграда и Ленобласти, поведавших свои истории с разницей в несколько лет. И надеюсь, что за каждой историей, в каждом маленьком рассказе вы расслышите  неповторимый голос ветерана – советского гражданина, который пережил самые страшные для нашей страны годы: с 1941 по 1945.

В книге воспоминаний «Из первых уст» я впервые опубликую некоторые сведения, которые ранее не были напечатаны: либо их не пропустила бы цензура (которая негласно существует над каждым редактором, что бы ни говорил закон о прессе), либо об этом просили сами ветераны, либо объём полученной информации был настолько велик, что всё сказанное не помещалось на страницу газеты.
И иногда это не совсем удобная правда: о суровых реалиях блокадного Ленинграда с голодным и не всегда стойким населением, о фактах мародёрства на фронте, о массовых расстрелах «дезертиров», а и о самом понятии «дезертир», о реальной жизни партизан и заключённых концлагерей… Не удобная, зато реальная информация, о которой уже пора говорить. Говорить не для того, чтобы унизить подвиг советского народа. А для того, чтобы и новые поколения не забывали: нет плохих и хороших наций, сословий, рас или иных категорий граждан, но есть плохие и хорошие ЛЮДИ. Стойкие или слабые. Уверенные в себе личности или мягкотелые.
Разумеется, пройти через жерло войны, не потерять человеческое лицо и не просто выжить, а остаться верным высоким моральным принципам человека разумного сумели не все… Об этом в том числе и рассказывает моя книга. Ведь всё это творилось на глазах свидетелей, которые дожили до XXI века и поведали поколению
своих внуков о том, как оно на самом деле было тогда… в страшные военные годы.

Рина Аньярская, 2021 год


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 09.05.2021, 00:42 | Сообщение # 3
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Вечер встречи

В дверях стали появляться седовласые люди. Кто – с тросточкой, кто – бодрой военной походкой. Гостей встречали, записывали имена и провожали в круглый зал. Каждому вручали букет, повязанный георгиевской лентой. Когда стебли цветов оказывались в натруженных старческих руках, губы ветеранов на миг трогала самая светлая из возможных на земле улыбок – улыбка ангелов, спустившихся с Небес.

Они входили в торжественный зал, где их ждал большой круглый стол. Напротив каждого кресла – чайный прибор и угощение. За высокой трибуной – ведущий в тёмно-сером сюртуке. В помещении – приглушённый свет. На груди гостей заиграли бликами значки, медали и ордена.

– Здравствуйте, уважаемые гости! – негромко произнёс ведущий, и голос его с лёгкостью весеннего ветерка разнёсся по залу, достигнув слуха ветеранов. – Сегодня мы отмечаем очередной юбилей Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Почтим память павших минутой молчания…

Заработал метроном, неумолимо отсчитывая секунды. Методичный звук уходящего времени – шаг за шагом – вгрызался в сознание каждого из гостей, отматывая их жизнь назад, словно киноленту. Возвращая стариков в годы юности или отрочества, когда над полями грохотали пушки, строчили пулемёты, разносились стоны раненых и плач детей. Заставляя вспоминать четыре невыносимо долгих года самой кровопролитной и бесчеловечной войны XX столетия.

С последней секундой ведущий снова обратился к гостям:
– Благодарю вас, дорогие ветераны, участники боевых действий и бывшие узники лагерей! Присаживайтесь. Наш вечер воспоминаний считается открытым.

Проворные руки молодых волонтёров отодвинули кресла, чтобы ветеранам было удобнее сесть. По чашкам разлили ароматный чай. Блюдца наполнились сладким угощением. Освещения в зале стало больше, и гости смогли рассмотреть друг друга.

Они были разными.
Кто иссушенный жизненными заботами, с уставшим взглядом; кто держался молодцом и выглядел бодро. Но всех их роднило одно: когда-то в годы Великой Отечественной войны, они смотрели в глаза смерти и остались живы.


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 09.05.2021, 00:50 | Сообщение # 4
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Глава 1. 22 июня 1941 года

– Наш вечер памяти пройдёт в форме разговора за круглым столом. Все ваши воспоминания будут записаны для передачи потомкам. Чтобы наши дети и дети наших детей знали правду о той страшной войне. Помнили о подвиге предков и никогда не стремились повторить столь ужасные события в своей судьбе, – пояснил ведущий и зачитал историческую сводку от 22 июня 1941 года о том, как Советский Союз узнал, что началась война – границы государства нарушены, враг бомбит родные земли. – А как вы встретили эту печальную весть, дорогие ветераны?

Доступно только для пользователей


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вт, 09.05.2023, 11:32 | Сообщение # 5
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Глава 2. Блокадный город
 

– А сейчас мы коснёмся больной для нашего города темы.Темы блокады Ленинграда. И я обращаюсь к тем, кто трудился в это сложнейшее время
не покладая рук. Расскажите, как вы провели те страшные 872 дня.


«4 сентября, как раз в мой день рождения, поэтому я так отчётливо помню эту дату, состоялся первый воздушный налёт вражеской авиации на наш город, – продолжила свои воспоминания Галина Константиновна Воробьёва. –Рушились дома, погибали люди. По радио и днём, и ночью объявляли: «Воздушная
тревога». А 8 сентября началась блокада. В октябре немцы подошли близко к
окраинам города, начались мощные артиллерийские обстрелы. Многие оставались без жилья, т.к. бомбы и артиллерийские снаряды попадали в дома.
Мы, подростки, стали дежурить на чердаках и песком гасили «зажигалки». На моих глазах недалеко от нашего дома бомба попала в ребятишек из детского сада. Почти все погибли… До ноября ленинградцы ещё как-то держались. А потом начался настоящий голод. Люди умирали прямо на ходу.
В нашей семье в декабре умер мой отчим, в январе 1942 года – брат Юра, в марте
– мама. Ей было всего 38 лет. Я осталась совершенно одна, больше родных у меня
не было. Стало так страшно, что не хотелось жить!
Умерших хоронили без гробов, заворачивали в одеяло или простынь и везли кого куда, а нередко оставляли прямо на улице. Я договорилась с дворником, который за хлебную карточку помог мне на саночках увезти маму к рынку, располагавшемуся на Детской улице Васильевского острова.
Когда начались сильные морозы, те, у кого были саночки, ездили за водой к Неве. Я брала воду в бидончик – на большее сил не было. По карточкам выдавали только 125 граммов хлеба. Но муки в нём было мало, и та – самого низкого качества, с добавлением жмыха, целлюлозы и других несъедобных примесей. Я и другие дети получали эти 125 граммов в день. Это был маленький кусочек, который и хлебом-то не назовёшь, но он нас спасал… Чтобы как-то выжить, многие варили студень из столярного клея, если он был. Ели кошек, собак, но потом и тех не стало.
В марте 1942 года мой сосед по коммунальной квартире устроил меня работать на табачную фабрику станочницей.
Чтобы встать к станку, мне приходилось подниматься на скамейку, потому что не
хватало роста. Наш цех был механический, и делали мы мины. Это был военный
заказ. В цехе было ужасно холодно, мерзли руки. Но мы были молоды и знали, что
помогаем фронту. И это нас как-то поддерживало.
Я освоилась. Жили мы все очень дружно, вместе сушили на времянке (это такая самодельная печка) свой хлебный паек, который потом ели и запивали кипятком. Мне увеличили паёк: давали уже по 500 граммов хлеба в день – теперь я считалась рабочей.
Вскоре меня приняли в комсомол. Потом я вдруг заболела цингой: отнялись ноги и начали выпадать зубы.
Но в то тяжёлое время люди были добрее и внимательнее, чем сейчас. Меня
устроили в детскую больницу, где нас лечили хвойным настоем. Многие пациенты на моих глазах умирали. Но я выжила.
Когда наступила весна, пошли трамваи. Жителей направили на уборку города, ведь зимой канализация не работала, и все нечистоты выливали прямо на улицу. Все кто мог стоять на ногах очищали родной город.  В результате Ленинград стал удивительно чистым. А ведь люди, приводившие город в порядок,
едва держались на ногах от постоянного недоедания. И всё-таки жить стало легче.
Не могу не вспомнить о «Дороге жизни», благодаря которой было спасено много человек, и смогли выжить люди, оставшиеся в блокадном Ленинграде. Через Ладожское озеро, когда оно в конце ноября 1941 года, наконец-то, замерзло, в Ленинград по ледовой дороге стали перевозить на лошадях, а потом и на машинах продукты, а из города – эвакуировать детей и женщин.
Это была очень сложная задача. Многие машины проваливались в полыньи и уходили под лёд. К тому же постоянно велись вражеские обстрелы с воздуха. Погибали люди, город лишался продовольствия. Но работа на «Дороге жизни» не прекращалась ни днём, ни ночью, приближая нашу победу.
Ещё я с большой теплотой вспоминаю тех, кто в суровые блокадные дни работал на радио. Оно всю войну работало без перерыва и передавало грустные новости, когда наши войска отступали, и радостные вести о победе наших бойцов. Несмотря на трудное время, мы могли слушать музыку, песни, всевозможные литературные передачи. Это нас очень поддерживало и придавало сил. Особенно хочется отметить мужество поэтессы Ольги Берггольц, голос которой мы ежедневно слышали из репродуктора на протяжении всей блокады. Она буквально жила на радио. Прекрасные стихи Ольги Берггольц, обращенные к жителям блокадного города, невероятным образом поддерживали наш дух и стремление к жизни».


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вт, 09.05.2023, 11:33 | Сообщение # 6
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
«Когда пал Шлиссельбург изагорелись Бадаевские склады, по всему Ленинграду разошлась жуткая вонь, взвился дым, – продолжает воспоминания Надежда Александровна Шепелева. – Горели масло и сахар… Мы побежали на Карповку и смотрели на этот дым. А потом – первый налёт на город… Это был тот самый 29-й
налёт, в который немцы прорвались в город. Первый день блокады был самым страшным. Когда наступил отбой воздушной тревоги, стал работать метроном. Так
мы жили все 900 дней: то обстрел, то налёт, то метроном…А потом начались холода
и голод… Абсолютно у всех простых людей была цинга и дистрофия.Легче стало, когда зимой появилась Дорога жизни, а потом летом – флотилия В. С. Черокова. Небольшие, но манёвренные торпедные катера смогли привезти намного больше продовольствия, чем пришло по Ладоге. Они буквально творили чудеса – их боялись и немцы, и финны. Мой муж служил на линкоре «Октябрьской революции» под командованием Василия Черокова. Он был в хорошем чине и носил мне из пайка американскую тушёнку. Скажу, что ничего более вкусного я в жизни своей больше не ела…
Есть тогда было вообще нечего, поэтому мы и чечевичную кашу обожали. А Гитлер бросал листовки с такими стихами: «Дорогой товарищ Сталин! Мы заняли город Таллин. Чечевицу доедите – Ленинград нам отдалите». Нам, конечно, запрещали поднимать эти листовки, но я всё-таки прочитала одну и запомнила эти слова на всю жизнь.
Ленинградцы собрали деньги,сняли все ценности и отдали в фонд обороны. «Всё для фронта, всё для победы» – это не пустые слова! В подготовке города участвовали все: и военные, и моряки, и учёные, и рабочие. Мы не были героями, просто делали всё, что было необходимо: заклеивали окна бумагой, чтобы при обстреле они не вылетали – это, кстати, неплохо помогало; сбрасывали с крыш бомбочки. Багры, приспособленные для этого, были очень тяжёлые, и я придумала пинать их ногой, а не поднимать.
Получалось! В итоге летели «зажигалки» между стен домов прямо под наши окна. В то время был необыкновенный подъём у людей. Не знаю, откуда, только силы у нас брались. Мужчины с заводов ушли на фронт, а жёны их встали за станки. В начале 1942 года меня взяли на завод «Ленполиграфмаш» механиком по ремонту станков,  а знаний – только школьная программа. Ремонтировала по наитию, и когда станок после моих манипуляций начинал работать – искренне радовалась. А надо сказать, что станки ломались без конца… Целый день только и раздавалось: «Мехаааник, станок стоит!»
Ближе к весне всё население и армия были мобилизованы на сколку льда. Канализация не работала, поэтому появилась угроза эпидемии. Люди вышли и дружно вычистили город. Оттаявшие трупы были страшные – люди умирали в агонии. Но мы брали и бросали их в кузова машин совершенно без эмоций. А ночью я не могла уснуть… Так ленинградцы предотвратили эпидемию – это величайшая заслуга жителей. За год в городе съели всех кошек и собак. Исчезли птицы, а в один прекрасный день, году в 1943, куда-то делись крысы! Об этом, кстати, нигде не написано. А среди моих друзей есть очевидцы, которые видели это шествие. И мой муж это видел. Они организованно собрались со всего Ленинграда и просто ушли из города. Клином! Стоял вахтенный матрос и радировал в город: «Расступается лёд, чёрный клин». Командование не понимало, что это, а потом уже выяснили, что это ушли крысы из Ленинграда и дали команду, чтобы убрали все с их пути. Но на Ладоге они настигли возницу на лошади, и от них остались только скелет и телега…Если говорить о каннибализме,то, конечно, могли заниматься приезжие люди, в которых не было никакого источника дохода, не было карточек… Сама я с таковым не сталкивалась, но люди говорят, что каннибалы расчленяли трупы и даже торговали мёртвым мясом».


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вт, 09.05.2023, 11:33 | Сообщение # 7
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
«Когда только началась блокада и загорелись Бадаевские склады, мы полезли на крышу, смотрели, как они горят, – начинает воспоминания Юрий Герасимович Королёв. – Мне было 7 лет. Жила моя семья тогда на Кузнечном.Но когда там всё залило и стало обрушиваться, переехали на Коломенскую, д. 8, объединились в коммуналку. В 1842 году се школы были отданы по госпитали и не работали. А в 43-м году учеба возобновилась. Как только начиналась бомбежка, мы спускались в бомбоубежище  и там проводили уроки. Хотя – какие это уроки? Школы были отдельно мужские, отдельно женские. И нам, мальчишкам, было
интересно выбегать на улицу и смотреть на происходящее.Один раз я притащил домой«зажигалку», которая не загорелась, и спрятал её под кровать, Отец потом увидел и выпорол меня за это. А нам, пацанам, было всё интересно. Молодые, любопытные.Моя мама работала медсестрой в госпитале у Московского вокзала и брала меня с собой. Там на полу лежали танкисты, перевязанные с ног до головы бинтами, потому что они были все обгорелые. Я прикуривал для них папиросы «Звездочку» и махорку – сами они не могли этого сделать. Конечно, рассказывал стихи, развлекал, как мог.
Вообще  мы, дети, тогда на всех праздниках выступали: и на 7 ноября, и на Новый год.В эвакуацию не уехали, потому что мать работала в госпитале. И мы с двоюродным братишкой в 1942-43 г.г. находились в интернате для детей военнослужащих. Самым тяжелым был 42 год – и голод, и морозы. Спали мы тогда в одежде. Но на Пороховых и Ржевке были огороды – хоть какое-то подспорье для людей. Ели тогда всё подряд. По возможности собирали съестное с полей. Олифу использовали вместо масла. В школе давали соевые опилки. Но есть их нужно было очень аккуратно, чтобы не умереть. У нашей семьи был огород на Литераторских мостках. Мать набрала очисток от картошки, и нам удалось вырастить из них два мешка урожая!
На новый 1942 год отец принес самый желанный подарок – паек. Он был офицером и служил пока ещё здесь, в Ленинграде. А в 1944 году погиб под Нарвой. Ещё помню, как в 1942 году подъехал к вокзалу бронепоезд и начался шрапнельный обстрел. Где сейчас стоит стела на Площади Восстания, была трамвайная остановка. Она стала эпицентром кровавого месива. Я находился около входа госпиталь. Рядом со мной упала бомба, взмыл фонтан осколков и земли. Мужчину рядом – наповал! И мне досталось несколько осколков. Мать тогда контузило. В госпиталь меня принесли на руках, и один из раненых артиллеристов сказал мне: «Мужайся! Фамилия обязывает. Королев – самый сильный боксер в нашей стране». Эти слова я запомнил надолго и после войны в 1949 году стал заниматься боксом».

Полная версия главы доступна только в книге.


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Сб, 27.01.2024, 09:51 | Сообщение # 8
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Глава 3. Прорыв блокадного кольца

– А помните день прорыва блокады, 18 января 1943 года?– спросил ведущий.

«Да, прорыв блокадного кольца – это самоеяркое впечатление за всю мою жизнь, – отзывается Надежда Александровна Шепелева. – Наша первая, наша Ленинградскаяпобеда! Мы тогда доказали, что этого монстра Гитлера можно победить, что с ним
можно бороться! Мы не просто прорвали кольцо блокады, но и удержали этот рубеж.

Помню тот день, как
вчерашний… Мне взгрустнулось, и я ушла в город смотреть кино. Вдруг, прямо
посреди сеанса, фильм обрывается, и голос диктора сообщает нам, что советские
войска оттеснили фашистов! Что блокадное кольцо прорвано! На радостях мы все
выскочили на улицу... Представьте себе: затемнённый город, белоснежные сугробы
и толпы ликующих ленинградцев, которые выбежали на улицы, едва услышав это
долгожданное сообщение!
В небо взмыл салют!.. Загрохотали
родные пушки, лаская наши уши! А на земле – ликование и единство людей! Помню,
на мне повисла какая-то дамочка, принялась меня целовать и обливать слезами.
«Солдаточка! – говорит она мне. – Ведь это же значит, что хлеба прибавят?»
Люди были рады тому, что у
них появился шанс выжить в этой ужасной войне. Через год, 27 января, когда уже
полностью освободили город, снова началось всеобщее ликование. Но накал был
гораздо слабее, чем в январе 1943-го».


«В Усть-Ижоре особенно не отмечали праздники, – отмечает Валентина Михайловна Александрова, – но когда случился прорыв блокадного кольца, с речки был виден салют, который устроили в Ленинграде. Мы все ждали окончания
войны, очень хотелось снова нормальной жизни!»


«Наши войска продвигались вперёд, освобождая все большие территории от немецких захватчиков, и 18 января 1943 года прорвали кольцо блокады. А 27 января 1944 года блокада Ленинграда была полностью снята, – резюмировала Галина Константиновна Воробьёва. – В то время я работала уже в школе старшей пионервожатой, заочно учась в 10 классе. Туда меня направил Райком комсомола. Мы с учениками  ходили в госпитали, помогали раненым, писали за них письма их родным, давали концерты. Ещё мы посылали на фронт посылки, кто что мог. Жизнь продолжалась, и приближалась Победа – мы это уже осознавали».
Прикрепления: 0105246.jpg (338.0 Kb) · 1679820.jpg (345.4 Kb) · 7359175.jpg (207.9 Kb)


Дверь в другую реальность
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Сегодня форум посетили: