ФОРУМ по книгам Рины Аньярской
[ Обновления в темах · Жители Мира · Этикет · Розыск · RSS ]

Форум по книгам Рины Аньярской

Вс, 14.07.2024, 11:12
Доброе утро, Гость!

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Premier, angelic-n  
Книга 3. Гениальное – просто
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:15 | Сообщение # 1
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Хроники XX века. Новая жизнь со старым названием

Книга 3. Гениальное –просто
Книга-ловушка, в которой все ищут Гения, а Гений ищет кольцо
Тюдоров


Аннотация:
«Если Гению приходит в голову мысль, то у неё остаётся лишь один путь – реализоваться», – считает Анна Донели, лучшая ученица профессора Доберта.
И не ошибается. Узнав о подаренном его пращуру кольце Тюдоров, Джон Кеннеди
отправляется в Голландию, а вспомнив о том, что когда-то давно у него родилась
дочь, решает заняться «воссоединением семьи».
Но так ли просто реализовать свои желания тому, кого третий год выслеживает лучший агент британской безопасности?

Время действия: ноябрь-декабрь 1987 года и декабрь 1987 – февраль 1988 года 

Обсуждение книги на ФОРУМЕ.
Читаем с комментированием "Новую жизнь со старым названием"
Аннотации и отзывы на САЙТЕ
.
Прикрепления: 0442547.jpg (114.1 Kb) · 0980636.jpg (57.7 Kb)


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:32 | Сообщение # 2
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Действующие лица, знакомые читателям по книгам 1–2:

  • Потомки Тюдоров:

Герцог Тюдоровский – прямой потомок последнего английского короля из династии Тюдоров Ричарда Благостного. Носит титулы «принц крови» и «герцог королевской крови». Женат на Марии-Луизе д’Ангулем. Левша. Личное имя – Ричард Тюдор.
Герцогиня Тюдоровская – супруга герцога Тюдоровского, француженка из рода д’Ангулем. Личное имя – Мария-Луиза, сокращённый вариант – Мерилиз.
Рич Тюдор – первенец и наследник герцога и герцогини Тюдоровских. Носит титул «принц крови». Разведчик, агент МИ-6, лейтенант Отдела обеспечения безопасности VIP-персон за границей (R10). Прикрытие – дипломат в индийском посольстве. Напарник Метьё в Тандеме «Юг». Оперативный псевдоним – Ричард Дюк.
Ирена Тюдор – дочь герцога и герцогини Тюдоровских. Носит титул «принцесса крови». Начинающий дизайнер интерьера. Девушка Джонатана Райта. Прозвища: Русалочка, Неугомонное Высочество. Сокращённое имя – Рени.
Джонатан Райт – директор детективного агентства «Красная шляпа»; сын 14-ого герцога Джинджеффера э Лот. Жених Ирены Тюдор. Маркиз Вандаун по учтивости. Сокращённое имя – Джон.
Дважды герцог – 14-й герцог Джинджеффер э Лот, отец Джонатана Райта. Личное имя – Вильям Райт. Подчинённые титулы: маркиз Вандаун, граф Олдерс.
Леди Анна – супруга Дважды герцога, мать Джонатана Райта. Титул – герцогиня Джинджеффер э Лот. Личное имя – Анна Райт.
МеланиРайт – старшая дочь герцога Джинджеффера э Лот. Сестра-близнец ВайолеттРайт.  Бывшая любовница Остина Вендера,
встречается с Реем Шервудом. Титул – леди. Сокращённое имя – Мэл.
ВайолеттРайт – младшая дочь герцога Джинджеффера э Лот. Сестра-близнецМелани  Райт.  Титул – леди. Сокращённое имя – Вэй.

  • Сотрудники спецслужб:

Артур – полковник МИ-6, начальник R10 – отдела по обеспечению безопасности VIP-персон за границей где служат Дюк и Метьё. Прозвище – Артур. Настоящее имя – Вильям Клиффорд.
Жозефина Метьё – француженка на службе британской разведки, снайпер, лейтенант R10. Напарница Дюка в Тандеме «Юг». Прозвище – Вафелька. Сокращённое имя – Зи-Зи.
Вальтер Спенсер – майор отдела R10, помощник Артура. Брат Кайлер Спенсер. Сокращённое имя – Валли.
Оливия Спарк – майор МИ-5 из Управления по борьбе со шпионажем и контроля распространения технологий. Любовница Дюка, Кросса и Остина Вендера. Сокращённые имена – Олли, Ливи, Лив.
  • Агентство «Красная шляпа» и причастные:

Роберт Винтер – друг детства и правая рука Джонатана Райта, бакалавр по профилю судебной медицины. Муж Дианы Шеллер. Прозвище – Доктор Ватсон. Сокращённое имя – Робин.
Диана Шеллер – жена Робина, учительница. Пуританка, дочь баронета. Сокращённое имя – Ди.
Эрик Вайт – молодой детектив, парень Деборы Вайт.
Дебора Вайт – дочь владельца кафе «Сказки у камина», осведомитель агентов. Девушка Эрика Вайта. Сокращённое имя – Деби.
Джером Остин Вендер – валлиец, друг детства и одноклассник Эрика Вайта, специалист по делам о выявлении адюльтера. Прямой потомок виконта Родберри, графа Лота по мужской линии. Левша. Названый брат Ирены Тюдор. Прозвища: казанова, ловелас. Сокращённое имя – Джей.
Раймонд Шервуд – секретарь и бухгалтер агентства. Парень Мелани Райт. Сокращённое имя – Рей.
Холл Сейлор – осведомитель агентства, таксист. Парень Кэт.
Кэт – девушка Холла, официантка в кафе «Сказки у камина».
Мейсон Кеш – практикующий адвокат.
Мари Рид – девушка и секретарь Мейсона.

  • Преступники:

Гений – кибернетик, хакер, программист, ученик доктора Доберта. Младший брат Энтони Кеннеди, виконта Грендбера. Антагонист Джонатана Райта. Безответно влюблён в Ирену Тюдор. Личное имя – Джон Кеннеди.
Громила – личный телохранитель и водитель Кеннеди. Личное имя – Билл.
Джаг Белисон – лучший ученик Гения, сын Взломщика (Роквелла).
Ливьи – сумасшедший из Франции, державший в темнице Дюка и Метьё.

  • Другие:

Леди Анж Хоуп – фотомодель, 18-я графиня Линкольн в своём праве, внучка Девятого герцога Ньюкасл-андер-Лайн. Дважды троюродная сестра Ирены. Наследница туристического бизнеса «Линкольн и К°». Невеста Александра Кросса. Личное имя – Анжелина Пелэм-Клинтон-Хоуп.
Френсис Паркер – дворецкий Анжелины.
Александр Кросс – аристократ, сын 13-го герцога Ландешота, маркиз Сенд по учтивости, бизнесмен, владелец автосалона. Безответно влюблён в Ирену Тюдор. Жених леди Анж. Сокращённые имена: Алекс, Алик, Зенди.
Герцог Ландешот – отец Александра Кросса.
Леди Генриетта – жена 13-го герцога Ландешота, мать Александра Кросса.
Джеймс Токкинс – пилот «Формулы-1», гонщик. Влюблён в леди Анж Хоуп. Друг Джерома Остина Вендера. Сокращённое имя – Джим.
Лолль – родственник Тюдоров и Анжелины, внук 10-го графа Селкирка. Сирота и наследник туристического бизнеса «Онтарио». Личное имя – Оливер Дуглас-Гамильтон.
Анна Донели – школьная подруга Райта, программист, ученик доктора Доберта. В девичестве – Рэд.
Арчибальд Донели – сын Анны, воспитанник Джонатана Райта в школе карате.
Кайлен Спенсер – подруга Ирены, парикмахер. Сестра Вальтера Спенсера. Сокращённое имя – Келли.
Энтони Кеннеди – 16-й виконт Грендбер, пэр Англии в палате лордов, дипломат, начальник службы информационной безопасности Вестминстера. Старший брат Гения. Сокращённое имя – Тони.
Эмили – бывшая девушка Джерома, дочь брокера. Сокращённое имя – Эми.
Брюс Вильямс – шофёр Тюдоров.
Аделаида Вильямс – экономка Тюдоров, жена Брюса.
Альф Дауни – посредственный клипмейкер.
Миссис Коул – владелица элитного салона штор, где работает Ирена.
Стефани Хайт – поп-певица.
Хидридт – один из опекунов леди Анж.

  • Бывшие любовники леди Анж Хоуп:

Сэр Леопольд Канди – сержант лейб-гвардейского полка Её Величества.
Шен – клипмейкер.

  • Упоминания о мёртвых:

Освальд Кеннеди, покойный 15-й виконт Грендбер – отец Джона и Энтони Кеннеди, снайпер, виновник автокатастрофы во Франции, где погибли сестры д’Ангулем.
Маргарита и Мария-Шарлотта д’Ангулем – кузины герцогини Тюдоровской. Погибли в автокатастрофе во Франции вместе с мужьями.
Генри Пелэм-Клинтон-Хоуп, 17-й граф Линкольн – отец леди Анж, супруг Марии-Шарлотты д’Ангулем, основатель туристической компании «Линкольн и К°».
Дугласы-Гамильтоны – родители Оливера, основатели канадской турфирмы «Онтарио», партнёры Линкольнов.
Роквелл – отец Джага Белисона, хакер. Также известен как Взломщик. Личное имя – Самуэль Белисон.


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:37 | Сообщение # 3
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Часть первая. Приветы из прошлого

Время действия: ноябрь-декабрь 1987 года

День первый, 20 ноября

В узкой полоске бледного света, на которую был способен карманный фонарик, взгляд мужчины в чёрной шляпе едва успел выхватить строчку выбитых на камне букв, как в дюйме от его носа просвистело лезвие морского кортика, с треском воткнувшегося в старый дубовый крест.
«Стоять!» – проорал хриплый неприятный голос на языке, которого Кеннеди не знал. Далее последовали ругательства. Переводить их не было нужды: смысл слов хакер прекрасно понял по интонации.
Сгруппировавшись, Гений мигом припал к могиле и обернулся. Слева, в нескольких метрах от него стояли три человека в длинных тёмных одеждах и широкополых шляпах со смешными высокими тульями, приплюснутыми по центру. Незнакомцы выделялись на фоне сизого тумана и густых сумерек как-то слишком мистично, но в руке первого абсолютно по-земному блеснула сталь револьвера. Щелчок дал понять, что курок взведён. Думать, как поступать дальше, было некогда, и Джон, бросив фонарь в сторону, выхватил из кармана свой маленький кольт (благо ранее хватило ума не прятать его в кобуру), резко развернулся по направлению к незнакомцам и выстрелил наугад.
Конечно, выбить оружие из рук первого мужчины не удалось, но одного из стоящих позади он ранил, о чём можно было судить по истошному крику и припавшей на одно колено фигуре. Перекатившись через могилу предка, Кеннеди спрятался за соседнее надгробье. В его сторону последовало три методичных выстрела.
«Что за чёрт, кто копается на нашей территории? Выходи, собака!» – орал голландец, не подозревающий, что человек, нарушивший покой кладбища, не понимает его речи.
Вдалеке послышался лай сторожевых псов и раздался предупредительный выстрел в воздух из ружья смотрителя погоста. Кеннеди сплюнул и чертыхнулся едва слышно. Выстрелив в сторону неприятелей ещё два раза, чтобы заставить их пригнуться, он вскочил из-за укрытия и на полусогнутых бросился наутёк меж могил. Удалившись на несколько десятков метров, британец позволил себе выпрямиться и бежать быстрее – собачий лай разливался по кладбищу рекой, намекая, что сторож спустил псов с привязи.
По возгласам голландцев стало ясно, что им не удалось уйти от преследования собак. Завязалась перебранка, сопровождаемая перестрелкой. А Кеннеди мчался, не снижая скорости – до забора оставалось совсем немного. С разбегу перемахнув через двухметровые прутья, он не очень аккуратно приземлился в пыль. Почувствовав, что подвернул правую ногу, Гений стал осторожно ковылять к своей машине.
Приключения в Голландии начались вовсе не с дружелюбных улыбок.


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:38 | Сообщение # 4
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
В Англии осень шла полным ходом. Разукрашенные первыми холодами в золото и багрянец деревья стали терять листву, но очарования в лондонских парках от этого не убавилось – некоторые зимостойкие сорта дубов и рододендроны всё ещё красовались в кудрявой зелени, тогда как каштаны нехотя начали покрываться ржавой медью. После обеда в пятницу выглянуло солнышко и бессовестно манило на улицу, обещая тёплую ласку коже. Детективы агентства «Красная шляпа» решили не опускать жалюзи, от этого в офисе сразу изменилось настроение, став практически нерабочим.
Джонатан Райт закрыл двери в кабинет с круглым столом и прошёл на своё место.
– Итак, сэры, расклад на следующую неделю таков: вчера позвонил Питер Гаабс и попросил принять на практику близнецов, которые у нас летом подрабатывали, все их помнят?
Детективы закивали.
– В связи с этим я хочу подарить внеплановый отпуск тебе, Робин, – обратившись к другу, произнёс старший сыщик. – Я думаю, вам с Дианой есть чем сейчас заняться, если хотите встретить Рождество в своём доме.
– Спасибо, брат! Отпуск будет кстати.
– Значит, следующая неделя тебе на передачу дел парнишкам, а с 30 ноября чтобы духу твоего в агентстве не было.
– Понял!
– Теперь, что касается дела леди Анж Хоуп, – передвигая документы, лежащие перед ним в стопке, произнёс Райт и обратил взор на Шервуда. – Мейсон ждёт заключение графологической экспертизы и ставит под сомнение подлинность второго экземпляра договора, более позднего.
Раймонд кивнул со словами:
– Это многое бы объяснило.
– Кросс рвёт и мечет, – продолжил речь Джонатан. – Ведёт себя так, словно от этого брака зависит его жизнь. Но наш долг – помочь клиенту, даже если клиент немного не в себе. Джей?
– Да, Джон? – поднял на начальника взгляд юный валлиец.
– Полагаю, надо встретиться с леди Анж, – записывая на стикере телефон супермодели, произнёс Райт и отдал бумажку Остину Вендеру. – Позвони красавице, назначьте рандеву и поговори с ней по душам. При женихе она и половины не скажет, надо полагать.
– Понял, – отозвался Джером, пряча номер телефона в нагрудный кармашек.
– И помни, что у тебя в руках конфиденциальная информация! – назидательно приподняв авторучку, произнёс Райт, глядя в лицо своего детектива.
Остин Вендер согласно кивнул.
– Эрик, тебе надо проверить одно казино сегодня вечером, техзадание получишь чуть позже в печатном виде, и поговорим приватно.
– Окей, – отозвался парень и тряхнул светлыми кудрями, сильно отросшими с лета.
– На сегодня всё, сэры. Обеденный перерыв!


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:39 | Сообщение # 5
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Кеннеди отпустил доктора, вправившего ему лодыжку, и закурил.
До встречи с копателями оставалось не больше часа. С недавних пор Гений наверняка знал, что на кладбище, указанном в архиве, действительно находится могила, на надгробье которой высечена надпись «Пятый виконт Грендбер с супругой». Оставался лишь один вопрос без ответа – действительно ли в ней останки «того самого» Чёрного Джона, которому, по глубокому убеждению хакера, принцесса Уэльская подарила перстень с Розой Тюдоров?..
За окном лил дождь. Сегодня выкапывать гробы никто не возьмётся, что было ясно, как белый день, и очень раздражало хакера. В нетерпении ожидая специалистов по эксгумации, англичанин выкурил три сигары. Наконец, его соотечественники прибыли. Перешагнув через порог номера, который снимал Кеннеди, двое рослых мужчин поздоровались с ним рукопожатием, представились и сели за стол переговоров. Коротко, но ёмко, потомок виконта Грендбера объяснил суть задачи: вынуть останки супругов Кеннеди из могилы, чтобы отвести на историческую родину виконта и похоронить рядом с их единственным сыном. Копатели кивали понимающе, а на их непроницаемых лицах не появилось даже тени улыбки.
Под занавес разговора, Джон произнёс как можно более отрешённо:
– Конечно, я не могу быть уверенным, что эти голландцы сохранили таблички на своих местах, и в той могиле, которая указана в документах кладбища, действительно покоятся мои предки. Но есть один надёжный способ проверить подлинность захоронения.
– Какой же?
– Фамильная драгоценность. Виконт не расстался с нею, завещая похоронить себя с кольцом-печаткой.
– Гениально, – отозвался один из мужчин.
– Всё гениальное – просто, – улыбнулся Кеннеди. – Если на костях, что вы отыщете, будет присутствовать перстень, то я обещаю вам доплатить сверх указанной с договоре суммы ещё пять тысяч фунтов. То есть по две с половиной на нос.
Копатели переглянулись.
– У меня нет ни малейшего желания подхоранивать в фамильный склеп чужих людей. Поэтому, если по результатам вскрытия могилы, вдруг выяснится, что эти люди – не наши с братом предки, то я не буду перевозить их прах в Англию.
– Мы поняли Вас. Но уверены ли Вы, что сын виконта Грендбера сдержал слово и не снял фамильную ценность с тела почившего?
– Уверен, – кивнул Гений. – В этом сомневаться не приходится.


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:40 | Сообщение # 6
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Сразу после обеденного перерыва в офисе «Красной шляпы» появилась Мелани.
– Брат, я под дождь попала, а сумочка текстильная, документы попортились. Надо срочно перепечатать! – завопила она с порога.
– И тебе привет, – поднял голову Райт, не видевший ещё сестру в этот день. – Не кричи, как потерпевшая, всё сделаем. Давай свои документы.
Пробегая мимо стола Раймонда, девушка поцеловала мужчину в щёку и бухнулась в кресло для посетителей напротив Джонатана. Стопка мокрых бумаг легла на стол старшего сыщика. Райт нахмурился.
– В таких случаях используют мультифору, коли зонтик не взяла, – недовольно проворчал он и стал брать бумаги по одной, соображая, что с ними можно сделать. – Этот сейчас просушим, он не расплылся. А копии – выбросить, проще сделать новые. Давай оригиналы документов.
– Я затем и пришла, – вынимая из мокрой сумочки ещё одну стопку бумаг, но уже упакованных в мультифору, произнесла девушка. – Держи.
Пока Джонатан методично снимал копии, Мелани прошлась взглядом по работающим в офисе детективам, чтобы хотя бы постфактумом их поприветствовать. Джером приветливо улыбнулся и снова опустил взор в отчёт для ревнивицы. Эрик сделал вид, что не замечает присутствия девушки, Робин, говоривший по телефону, кивнул и погрузился в конспектирование речи собеседника.
Рей сводил бухгалтерию, и отвлекать его Мелани не посмела.
– А это что за промокашка? – нахмурился Райт, увидев последний листок, на котором поплыли написанные от руки строчки.
– Блин! – подскочила Мелани. – Это разрешение отца на работу. У меня собеседование через полчаса, я не могу снова поехать к нему!!! А это обязательный документ, без него меня не возьмут.
– Ладно, не кричи, я напишу тебе разрешение.
– И подпишешься за папу? – приластившись к брату, промурлыкала Мелани.
– Да, подпишусь, – кивнул Джонатан, нутром чуя, что неспроста Мелани подставила сумочку под дождь, но зная, что спорить с сестрой нет ни малейшего смысла, сделал вид, что не разгадал её уловку.
Быстрый почерк детектива побежал по листу белой бумаги. Когда Джон поставил подпись, по губам девушки скользнула едва заметная улыбка.
– Ты прелесть, Джонни! Я тебя обожаю! – целуя брата в щёку и обнимая за шею так крепко, что едва не пережала ему горло, завопила Мелани.
– Ой, егоза, отпусти, придушишь. Беги уже на своё собеседование – опоздать можешь.
Дочь Дважды герцога пулей вылетела из офиса, на ходу лишь улыбнувшись своему парню.
– Ураган-девочка, – произнёс Рей, глядя ей вослед, и перевёл взгляд на Джона. – Отец всё-таки разрешил?
– Полагаю, он даже не знает о своём согласии, написанном на этой промокашке, – сложив руки на груди, ответил Райт.
Шервуд добро усмехнулся вместо ответа и углубился в счета.

Прикрепления: 7985774.jpg (109.5 Kb)


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:43 | Сообщение # 7
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Адвокатский кабинет «Мейсон Кеш» работал почти без выходных. Молодой человек 27 лет от роду недаром прослыл самым успешным адвокатом не только Сити, но и всего Лондона – отбоя от клиентов у него не было уже года полтора. Особенно с тех пор, как он взял себе в помощницы юную и очаровательную практикантку Мари Рид, которую порекомендовал ему тогда ещё старшекурсник, а теперь магистр Питер Гаабс.
Девушка оказалась из добропорядочного семейства английских джентри с очень ветвистым генеалогическим древом, корни которого утопали в таком далёком прошлом, что мало сейчас его помнил. В генах Ридов текло несколько капель королевской крови Тюдоров, что периодически находило выражение в их лицах, но они никогда не чванились этим дальним родством. Стройная и хрупкая с большими голубыми глазами и волосами цвета тёмного липового мёда, она имела удивительное свойство – одним своим присутствием успокоить даже самого разъярённого клиента. Этой особенностью ауры своего секретаря Мейсон беззастенчиво пользовался, прося барышню занести какую-нибудь мелочь в момент переговоров или налить клиенту чай.
Мари безукоризненно исполняла свои обязанности, легко совмещая должности помощника и личного секретаря известного адвоката, поэтому сразу после вуза мужчина взял её на работу. Клиенты Кеша за глаза прозвали их «Перри Мейсон и Делла Рид»[1], что, конечно, долетело до юриста, но он вовсе не рассердился. Отрицать того, что его мама в своё время грезила романами Эрла Стенли Гарднера, потому и назвала сына в честь американского сыщика, он не стал бы, даже если бы от этого зависело его благосостояние.
А благосостояние Кеша, надо сказать, процветало – в минувшем году он приобрел небольшой, но добротный особняк в Ислингтоне [2], откуда было удобно ездить на работу в Сити. Жилище адвоката-холостяка полностью и со вкусом обустроили его мама и сестра.
За полтора года совместной работы Мейсон Кеш и Мари Рид стали настоящей командой, способной горы свернуть. Смешки в сторону рослого красивого златовласого мужчины и его хрупкой секретарши с голубыми глазами, намекающие на интимные отношения между коллегами, нещадно пресекались юристом сразу, буквально на корню. Поэтому вскоре все, с кем адвокатскому кабинету приходилось общаться: судьи, прокуроры и их помощники, а также полисмены – и думать забыли о таких сальных шуточках. Мейсон научил окружающих уважать свою секретаршу так, как уважал её сам.
Всё изменилось в конце августа, когда в один из солнечных дней, Кеш вдруг посмотрел на рыженькую помощницу другими глазами и, встретив её открытый взор, полный небесной чистоты, понял, что расставаться с нею не желает ни за какие богатства. Сердце раскрылось навстречу новой любви и протестов не принимало.
Но как можно было заговорить о намерении перевести отношения в новое русло с той, кто больше года была только коллегой? Мейсон долго ломал голову, пока не получил подсказку от Джерома Остина Вендера – взять девушку с собой на свадьбу Винтеров. А после этого события торжественно заявил ей о своих чувствах. По мнению юного детектива, девица, находящаяся под впечатлением от бракосочетания, не могла бы ответить отказом. И план Остина Вендера удался – совет сработал.


Уже ровно месяц Мейсон Кеш и Мария Рид официально считались парой. Их отношения по-прежнему продвигались муравьиными шагами: первые поцелуи сменили лишь нежности при прощании, а своё страстное желание слиться с любимой в единое целое мужчина аккуратно прятал до поры до времени, изобретая одинокими ночами способы подтолкнуть девушку к близости так, чтобы не отпугнуть.
Старые родители Мари, конечно, поворчали, что она завязала отношения с начальником, предостерегая от необдуманных поступков (мало ли что на уме у этого гениального адвоката?). Но старшая сестра Шарлотта защитила младшенькую, сказав, что девушка выбрала достойного мужчину по сердцу, а два любимых брата: Стивенсон и Джаспер – буквально встали стеной за счастье юной Мари. И родители сдались, предпочитая не вмешиваться в личную жизнь дочери.
Теперь в адвокатском кабинете царила любовь. Впрочем, романтическое настроение не мешало юристам выполнять свою работу на «отлично».
Мейсон Кеш рассматривал два образца подписи Генри Пелэм-Клинтон-Хоупа на договоре опеки через огромное увеличительное стекло и хмурился. Сидящий рядом эксперт-графолог принёс заключение, которое подтверждало, что оба договора лорд Линкольн подписал собственноручно.
– Не верю, – проговорил Мейсон и отложил лупу. – Не верю, что родной отец мог дочери такую подлянку устроить! Мистер Свенсон, насколько вероятна качественная подделка такой подписи?
Графолог только руками развёл.
В кабинет вошла Мари Рид с подносом в руках, на котором красовались две небольшие чашечки, наполненные кофе, сахарница, сливочник и вазочка с печеньем.
– Отвлекитесь от дум, господа, – мягко улыбнувшись, произнесла хрупкая барышня и поставила перед мужчинами напиток.
– Спасибо, Мари, – отозвался Мейсон, не скрывая нежности в голосе.
Приласкав адвоката взглядом, мисс Рид вышла из кабинета. Свенсон пригубил кофе и подмигнул собеседнику.
– Хорошая у Вас секретарша, мистер Кеш.
– Да, не жалуюсь! – отозвался адвокат с улыбкой и позволил себе на некоторое время расслабиться, откинувшись на мягкую спинку кресла. – Сам выбирал.
– У Вас глаз-алмаз, мистер Кеш. И если Вы так уверены, что граф не мог собственноручно подписать этот договор опеки, то можно предположить, что на него надавили?
– Да, меня смущает дата подписания… – задумчиво произнёс Мейсон. – Понимаете, в чём дело. Мистер Свенсон, предыдущий договор был составлен сразу после рождения дочери – одновременно со страховкой, так водится во всех обеспеченных семьях. И это нормально. Но по какой причине графу вдруг спустя несколько лет, а точнее в 1980 году, понадобилось менять пункты договора, которые касались опекунского совета и полного совершеннолетия дочери – непонятно.
– Кто был указан как кандидат в опекуны в первой редакции?
– Дед и тётушки, – пояснил Кеш, убрав чашку в сторону и сложив руки на столешнице в замок. – при том, что «Линкольн и К°» уже тогда давала хорошую прибыль.
– Понимаю, – отозвался графолог. – Мотив налицо, но нет доказательств.
– Именно, – кивнул Кеш. – К тому же судя по воспоминаниям герцога Ньюкасл-андер-Лайна, в 1980 году его сын ничего в договоре опеки не менял! Он не слышал ничего подобного ни от самого графа Линкольн, ни от его супруги. У меня стойкое ощущение, мистер Свенсон, – беря в руки листок с подписью почившего мужчины, задумчиво произнёс адвокат, – что договор этот был подписан в октябре не 1980, а 1981 года, но подписан задним числом, чтобы скрыть сей факт. Знаете, что наталкивает на такую мысль?
– Что?
– Дата подписания: 24 октября… В этот день спустя ровно год, если брать дату договора как условие тезиса, родители леди Анжелины погибли в автокатастрофе. Граф стал не нужен и улетел в кювет. А это уже антитезис.
– Я понял Вашу мысль, – кивнул графолог. – Единицу могли подправить на нолик чуть позже.
– Или «не заметить» неверного года при подписании. Интересно, сколько заплатили нотариусу за молчание, – почёсывая красивую бородку золотого цвета, проговорил Мейсон. – Да и был ли он. Этот нотариус…
– Ответа на этот вопрос нет?
– Ответ нужно искать во Франции, а на неё наши полномочия не распространяются. Вот в чём загвоздка!


[1] Секретаря Перри Мейсона изромана Э. С. Гарднера звали Делла Стрит.

[2] Район, расположенный на северо-востоке города.
Прикрепления: 3984530.jpg (145.3 Kb)


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:50 | Сообщение # 8
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Набрав номер рабочего телефона Ирены, Джером сообщил девушке, что сегодня его вечер принадлежит леди Линкольн, поэтому он не сможет традиционно провести время с подругой. Не привыкшая капризничать девушка, успокоила названого брата, что это не последняя пятница в жизни, и пригласила его в субботу съездить к малышу Оливеру вместе с нею и Джоном. Предложение валлиец принял с охотой.
Покинув офис, Остин Вендер сначала выкурил свою сигаретку, а после с тяжёлым сердцем опустился на сиденье «форда». Голос леди Анж Хоуп, приятный и бархатистый, тягучий, словно кисель, так и звучал у него в памяти: «Конечно, я могу сегодня встретиться с Вами, сэр. Вам известно, где я живу – приезжайте сразу после работы. До десяти вечера я готова отвечать на все ваши вопросы».
Всунув ключ в замок зажигания. Детектив попытался прогнать нехорошие мысли прочь. Вспомнился тот день, когда они с Джеймсом Токкинсом завтракали на Фаттер-Лейн. Это был, пожалуй, единственный раз, когда он столкнулся с моделью лицом к лицу… Если ранее Джером наблюдал за красавицей издалека, то сегодня им придётся находиться рядом и вести деловую беседу.
Остину Вендеру было не по себе. Странный взгляд агатово-чёрных глаз, которые были очень похожи на его собственные, он помнил так явственно, словно встреча состоялась сегодня утром. Не менее явственно помнил валлиец и о том, что друг-гонщик уже почти год сохнет по красавице, часами рассматривая постеры и журналы с изображением супермодели. От осознания, что в нагрудном кармане его рубашки лежит сложенный пополам листок с телефоном юной графини, а сегодня вечером у них состоится пусть деловое, но всё же свидание, становилось тоскливо.
Сказать Джиму о том, что он работает с леди Анж Хруп было никак нельзя. За несоблюдение конфиденциальности и разглашение сведений о клиентах Райт по голове не погладит.
Стиснув зубы, Остин Вендер взялся за руль и вывел машину со двора.
Добраться в этот час до Найтсбриджа не составило труда, благо выехал детектив заранее и пробок избежал. Остановив машину возле огромных ворот роскошного особняка, он просигналил. Буквально через пару секунд ему открыли: створки в автоматическом режиме распахнулись. Машина въехала в отгороженный бетонным забором отсек контрольно-пропускного пункта. Сотрудник охранного агентства проверил документы, закрыл автоматически ворота позади «форда» и только после этого запустил механизм, поднимающий вертикальное ограждение КПП.

«Да… Такой серьёзной пропускной системы нет даже в Виндзоре!» – подумалось детективу.
Перед взором валлийца раскинулся огромный сад, показавшийся бесконечным. Небольшая асфальтированная дорога уводила немного налево – к гаражам. «Здесь напрямую чуть больше мили до особняка, – пояснил охранник, наклонившись к окошку водителя. – Но дорога для авто идёт вокруг и составляет почти три. Можете припарковаться на середине, до ответвления, и пойти далее по пешеходной зоне. Это не возбраняется». Поблагодарив мужчину за совет, Остин Вендер нажал на педаль газа.
Как и напутствовал охранник, детектив остановил машину ровнёхонько в том месте, где автодорога уходила влево. Ступив на тротуар, Джером вдохнул полной грудью свежайший воздух осеннего сада. Впереди, на расстоянии полумили, виднелся роскошный викторианский особняк, больше напоминающий маленький замок для красавицы-принцессы, чем дом обычного смертного. Первоначальное желание выкурить сигарету пропало, и валлиец с улыбкой зашагал по выложенной плиткой дорожке к парадному входу. Все мысли о Джиме куда-то улетучились – здесь, среди опадающего золота буков и загадочно шелестящей зелени дубов, склонившихся над зеркальными гладями трёх искусственных водоёмов, в которых жили лебеди, среди причудливо подстриженной живой изгороди и прогуливающихся меж аллеями гордыми цесарками , казалось, само время остановилось.
Парадные двери распахнулись, едва Остин Вендер ступил на крыльцо. Перед детективом появился мужчина седой, словно лунь, но стройный и прямой, как палка, в котором ещё угадывалась сила. По костюму и безразличному выражению лица детектив легко признал в нём дворецкого, но стать фигуры и волевой подбородок, а также потаённый блеск в серых глазах выдавали опытного военного в прошлом.
– Добрый вечер, мистер Остин Вендер, – приветствовал гостя Паркер. – Миледи ожидает Вас в гостиной. Я провожу.
– Добрый вечер, спасибо, – отозвался Джером и переступил порог дома, побывать в котором мечтал едва ли не каждый второй мужчина Англии.
Вокруг всё говорило о роскоши. Сияющие золотом ручки, антикварная мебель, инкрустированные муранским стеклом хромовые люстры, усыпанные драгоценными камнями зеркала, огромные напольные часы, кадки с диковинными экзотическими пальмами, меж которых возвышались греческие статуи в человеческий рост… В другое время, возможно, у Джерома разбежались бы глаза, но сегодня он думал лишь о том, как выстраивать свой разговор с леди Анж Хоуп – самой красивой незамужней леди острова и самой богатой моделью современности.
Войдя в гостиную, куда его любезно проводил дворецкий, Остин Вендер сразу понял, что графиня Линкольн расположена говорить по душам. Уютное помещение было обставлено в стиле охотничьего домика. Большой камин жарко пылал, над ним традиционно висело зеркало в тяжёлой деревянной раме, а на полке стояла вазочка с осенними фруктами.
Посредине гостиной красовался небольшой круглый столик, сервированный на две персоны лёгким ужином. Плотные портьеры закрывали окна, а мягкий электрический свет от трёх позолоченных бра делал атмосферу комнаты тёплой и домашней. Красавица с распущенными по плечам каштановыми локонами сидела в глубоком кресле напротив входа, и по её виду было заметно, что она ожидала этой встречи с не меньшим нетерпением и беспокойством, чем сам детектив.

Мягкая улыбка скользнула по лицу девушки, голос её прозвучал так гипнотически, что у Джерома перехватило дух:
– Вот мы и познакомились с Вами лично, мистер Остин Вендер. А я помню Вас! Мы встречались как-то в ресторане на Фаттер-Лейн. Но Вы частый гость и под моим забором, не так ли?
– Простите, миледи, это работа, ничего личного, – развёл руками детектив.
– Не смущайтесь, я всё понимаю, – кивнула одними ресницами модель и плавно указала рукой на кресло с противоположной стороны стола.
Паркер незаметной тенью снял крышку с сервировочного блюда и проворно разложил по тарелкам яства. До ноздрей Джерома донёсся восхитительный аромат жаркого, и парень должен был признаться перед самим собой, что, несмотря на нервозность, он всё-таки проголодался. А, может быть, как раз из-за неё?
– Сначала ужин, потом дела. Хорошо? – предложила девушка.
– Как скажете, миледи, – согласился детектив.
Во время еды говорили о незначительных мелочах. Дворецкий заботливо подливал красное вино в бокалы и следил, чтобы у гостя было всё необходимое: соль, специи, зелень.
За окном внезапно зашуршал дождь.
– Кажется, погодка снова испортилась, – отметил Остин Вендер.
– Я не думаю, что это помешает нашей беседе, – беря в руки бокал с кроваво-красной жидкостью, отметила красавица. – Здесь тепло и уютно, а мой жених приедет только в десять. У нас с Вами три часа, Джером. Я могу называть Вас просто по имени?
Остин Вендер поднял взгляд на красавицу и кивнул, машинально отметив, что лак на её безупречных ногтях соответствует тону вина в бокале.
– Как Вам будет удобнее, миледи.
– К чёрту титулы, – сказала как отрезала Анжелина, неожиданно повысив тон. – У меня тоже есть имя. Я не хочу ставить эту стенку, иначе откровенного разговора не получится.
– Я Вас понял.
После ужина ваза с фруктами, словно сама собой, оказалась меж собеседниками – это незаметный дворецкий исправно выполнял свои обязанности. Откупорив ещё одну бутылку вина, на этот раз розового, Паркер бесшумно исчез из гостиной, оставляя свою госпожу и её гостя наедине.
– Джером, я всё понимаю, – промолвила Анжелина, глядя на красивое лицо детектива так пристально, словно хотела запомнить каждую его чёрточку, – и готова быть с Вами предельно откровенной. Мне сложно начать рассказ самой, поэтому я буду признательна, если Вы зададите мне наводящие вопросы.
Остин Вендер вынул записную книжку, чтобы делать в ней пометки, и беседа о сокровенном началась. Он спрашивал о родителях – всё, что девушка знала и помнила. Спрашивал о последнем годе их жизни, об отношениях меж супругами Линкольн и внутри корпорации.
– Я ребёнком была и совершенно не вникала в это, – с сожалением отвечала леди. – Мне сложно сейчас говорить о том, как обстояли дела в «Линкольн и К°» в 1980 году, какова была прибыль и как она делилась, но я попробую достать эту информацию, Джером. Одно знаю наверняка: родители любили друг друга. Любили до умопомрачения, обожали и боготворили. Я такой любви никогда больше не встречала, и поэтому мне иногда кажется, что она – плод моего воображения.
Грустная полуулыбка скользнула по губам красавицы. Её тонкий пальчик тронул золотой обод бокала. Взгляд модели прикрыли пушистые тёмные ресницы без грамма туши. Да, в Анжелине всё было натуральным и от этого ещё больше завораживало.
– Вы не любили никогда… – догадался Остин Вендер, и сердце его залихорадило.
– Угадал… – ответила Анжелина едва слышно.
Когда девушка снова подняла ресницы, взгляды их встретились.
– Ты меня понимаешь без слов, детектив. Полагаю, и сам в подобной ситуации был не раз, когда на моську и тело клюют, а душа никого не интересует?
Джером опустил взгляд.
– Был, – качнула головой красавица, угадывая собеседника. – Значит ты меня, как никто, поймёшь. И не осудишь за то, что я выхожу за Кросса. Я смирилась, давно смирилась с этим. Не знаю, как удалось родителям встретиться и полюбить друг друга – на мой взгляд, это скорее исключение, чем правило. Не бывает в нашей среде так. Не бывает!
Валлиец вновь поднял ресницы, обратив взор на бледное лицо графини, и спросил:
– Если было раз, что мешает повториться такому ещё?
– Не в моём случае, – махнула рукой Анжелина и сложила ногу на ногу, облокотившись на одну сторону кресла. – Я иду против рамок, понимаешь? Я пошла в модельный бизнес, словно перечеркнув своё благородное происхождение. Я перешагнула через стыд, который должен быть присущ девушке, я перешагнула через скромность, которая украшает леди. Я снимаюсь в белье и без белья, поэтому никто из мужчин никогда не посмотрит на меня так, как бы мне того хотелось. Ты поймёшь, я знаю, поймёшь, о чём я.
– Я понимаю, – прошептал Остин Вендер.
– Но помимо фигуры и лица, у меня ещё титул и деньги! – повысив тон, прошипела Анжелина, вцепившись в подлокотники так, что пальцы её стали белыми. – О какой искренности в отношениях тут может идти речь? Мне и мечтать о таком нет смысла.
– А гвардеец? – вспомнив парня с охапками роз под окнами леди Линкольн, вдруг спросил Джером.
Анжелина опустила голову, губы её задрожали.
– Лео… И ты о нём знаешь… Я потеряла его окончательно, когда стала невестой Кросса. Да, мальчик любил меня, а не моё положение в обществе, ты прав. Но я поняла это слишком поздно. Кроме того… – грудь графини тяжело поднялась, с уст сорвался глубокий вздох. – Сердцу не прикажешь, Джером. Я не смогла бы относиться к нему по-настоящему… Семьи с ним я бы не создала… Он слишком восторженный для графини по праву. Как мальчик-паж при королеве.
– В этом вся проблема: тот, к кому мы относимся по-настоящему, не видит с нами будущего, а тот, кто видит, для нас – лишь подобие жизни…
– Всё ты правильно сказал, – кивнула девушка. – Всё так. Но, чёрт возьми, почему это понимают только те, с кем невозможно хеппи-энда?
Маленький кулачок ударил по подлокотнику кресла, заставив детектива обратить взор в свою сторону. Пальцы Анжелины дрожали. Остин Вендер почувствовав необъяснимое желание подойти и обнять её, но он знал, что этого делать нельзя. Подняв взгляд на лицо красавицы, молодой человек только кивнул, выражая полное с ней согласие.
– Ладно, ерунда, – махнула рукой девушка. – Это просто всплеск эмоций, не обращай внимания. Я понимаю, что ничего не могу изменить в жизни, и от осознания своего бессилия бешусь. Я знаю, что должна выйти замуж за Кросса, и что наша задача – заставить опекунов дать согласие или просто снять их с дистанции. И это всё, о чем я сейчас должна думать. Остальное, как говорится, не по сану.
– Но сердцу хочется счастья, – произнёс Остин Вендер, не сводя взгляда с лица красавицы.
– Счастье иллюзорно. Иногда мы принимаем за него минутную радость и готовы обманываться.
– Иногда короткое счастье стоит жизни.
– Только когда оно настоящее! – отозвалась графиня, сверкнув глазами. – Тогда и умереть будет не жалко. Полагаю, родители свою дозу счастья получили, за что и поплатились. А у нас тут всё иначе. И мерится счастье сегодня не радостью, а деньгами, славой, красотой и статусом.
– Но не всегда и не всем это нужно, – возразил Джером.
– Ты прелесть, детектив, пытаешься меня переубедить в том, что я безнадёжна, – улыбнулась девушка. – Но, даже если бы нам с тобой сейчас вздумалось перейти в спальню под воздействием лирической волны разговора, это ничего бы не изменило, ведь так? – глядя в глаза собеседнику, напрямую спросила леди.
– Я и мысли подобной не допускаю, – отозвался валлиец, побледнев.
– Конечно, потому что я чужая невеста, а ты правильный мальчик, – усмехнулась Анжелина. – Оттого, что мы понимаем друг друга в этой философии жизни, мы не станем единым целым, даже если переспим. И мы оба это знаем. Вот точно также у меня было с Кроссом, Джером. Я знаю, что мы с ним никогда не станем семьёй в том понимании, в каком она должна быть. Но этот вариант мне удобен по многим пунктам, и поэтому я дала ему согласие. Ведь ты не имеешь иллюзий насчёт демократического подхода к институту семьи среди сильных мира сего в XX веке, верно? Любой брак – это бизнес. Это соглашение, заключённое меж сторонами, которые обязуются быть двумя половинками единого целого. Но иногда это очень не нравится третьим лишним – так было в 81-м году, когда мои родители перестали существовать.
– Кажется, я понял, – прищурился детектив. – Бизнес и политика – это лишь полстороны. Важно то, что и ваш отец, и его французский партнёр были счастливы в браках. Стабильный тыл обеспечивает психологическое здоровье. И кому-то это тоже не нравилось.
– Были, – кивнула девушка. – Были, кто бы что ни говорил. И дед в невестке души не чаял, между прочим. Если хочешь, устрою с ним встречу, и он тебе всё лично подтвердит! Это были идеальные отношения. Надо сказать, что дочери д’Ангулема умеют строить семейное счастье, – усмехнулась графиня. – Мама Ирены тоже счастлива со своим супругом, несмотря на то что он оказался потомком «тех самых» Тюдоров. Титулы здесь не помешали.
– Развалить компанию изнутри не удалось, и кто-то решил убрать её директоров физически… – произнёс Джером в задумчивости, держа всё ещё полный бокал в руке.
Анжелина обхватила себя за левое плечо правой рукой и произнесла, едва слышно:
– Я под ударом, да?
Молодой человек кивнул.
– Боюсь, что да.
– И если я выйду замуж, мы оба погибнем, – грустно произнесла девушка. – Как мама и папа…
– У вас с Кросом достаточно средств и сил, чтобы не допустить этого, – возразил Остин Вендер.
Но графиня покачала головой.
– Иногда мне кажется, что опекуны уже настолько вошли в мою жизнь, что я не являюсь её хозяйкой. Если сказать честно, я согласилась стать женой Кросса только потому, что не хочу больше видеть этих толстопузов. Я их ненавижу, Джером. Ты не представляешь, как я их ненавижу.
– Мои родители тоже погибли в автокатастрофе, когда мне было 15 лет, – хмуро произнёс юноша, не любивший вспоминать тот злополучный день. – Я умудрился выжить, хоть и получил травму мозга. Но мне повезло больше: я до 18 лет был под опекой родного дядьки, к тому же нейрохирурга.
– Ты тоже сирота, – вмиг проникшись к гостю ещё большей симпатией, чем прежде, произнесла девушка. – Видит Бог, мне жаль, что мы не встретились раньше. Быть может, тогда у нас с тобой был бы шанс посмотреть друг на друга иначе, без всех этих предрассудков.
– Не важно, Анжелина, – отрицательно качнул головой детектив. – Не важно, что могло было бы быть, важно, что есть сейчас. И важно сделать так, чтобы все участники пьесы остались живы.
– А я уже не поручусь за хеппи-энд, – вздохнула графиня и коснулась лба пальчиками левой руки, на которой красовался огромный сапфир Ландешотов.
Сердце Джерома тоскливо сжалось при виде этого символа помолвки в браке по расчёту.
Прикрепления: 7249231.jpg (239.0 Kb) · 9824437.jpg (376.0 Kb)


Дверь в другую реальность
 
Rina-AnyarДата: Вс, 04.02.2024, 11:58 | Сообщение # 9
Архивариус
Писатель
Группа: Аньяры
Сообщений: 422
Награды: 74
Статус: В реале
Выкуривая уже вторую сигарету подряд, Оливия Спарк не отводила взгляда от досье на Джона Кеннеди, младшего брата виконта Грендбера. Дело было собрано в купе с другими только для количества (потому что все носители этой фамилии давно числились подозреваемыми на роль Гения), но толком никогда не изучалось. Ответственные агенты МИ-5 даже тени мысли не допускали, что начальник информационной безопасности Вестминстера может быть хакером-беспредельщиком, оттого и его брат первое время был вне подозрений. Но с тех пор как майор внутренней разведки получила твёрдую уверенность, что гениальный кибер-взломщик – это брат виконта Грендбера, она перестала изучать бумажки о прошлом, предпочитая реальность. Наблюдение за обоими Кеннеди теперь велось постоянно.

Но именно сегодня, в этот серый дождливый ноябрьский вечер Оливии захотелось не просто полистать, а внимательно изучить толстую папку под грифом «Секретно», заведённую на Джона Кеннеди почти три года назад. Опустившись в глубокое кресло напротив окна, женщина погрузилась в чтение.
«Твой папаша убил 17-го графа Линкольна и его партнёра, – вспоминая подробности дела чрезвычайной секретности, размышляла Спарк. – Интересно, были ли у тебя связи с Роквеллом… Его смерть совпадает с прекращением тобой преступной деятельности. А ещё его сынок возле тебя вертится – Артур был прав, что это неспроста… Но ты не подаёшь признаков жизни уже третий месяц. Ты залёг на дно? Почему? Не ты ли пришил Роквелла? Что болтал этот сладкий мальчик о свиданиях принцессы Тюдор и Гения?..»
Нахмурив свой очаровательный лобик, Спарк пыталась вспомнить подробности разговора с Остином Вендером. То, что говорил юный детектив, было запутанно и сбивчиво, но давало точные сведения о трёх встречах хакера и принцессы. «Интересно, не о погоде же они говорили! – подумала Оливия. – Зачем ему понадобилось палить свою рожу перед девчонкой, и почему Гений был так уверен в том, что она никому ничего не скажет? Зачем ему этот чёртов оникс, которому цена – два фунта?»
Оливия отложила папку и обратила взор на оконное стекло.
Во дворе спального дома было темно, поэтому ничего, кроме собственного отражения, женщина не увидела. В дверь постучали.
– Войдите, – произнесла агентесса.
– Привет, – перешагивая через порог, поздоровался майор Спенсер.
– Каким ветром тебя ко мне занесло, Вальтер? – не очень дружелюбным тоном спросила шатенка.
– Северным, – улыбнулся мужчина и присел на кровать без спроса, оказавшись ровнёхонько напротив женщины.
Внимательные глаза Спарк скользнули по обычно строгому лицу коллеги, которое сейчас сияло любезностью. Закинув ногу на ногу, Оливия выпустила струйку дыма в ожидании, когда мужчина заговорит сам.
– Куришь не после секса? Значит очень занята мыслями, – предположил Спенсер.
– К делу, Валли.
– Ты просила сообщить, если мне станет что-то известно о телодвижениях Гения на границе.
– Так и?
– Он на рыболовном судне свалил в Голландию несколько дней назад.
Глаза Оливии округлились.
– Зачем ему это?
– Кто бы знал? – развёл руками Вальтер. – «Гениальные» мыслишки кибернетика мне понять не под силу. Копайся в его мотивах сама.
– Хорошо, информация принята к сведению. Что-то ещё?
– Фу, какая ты колючая, прям противно, – скривился Спенсер. – Как неродная, ей-богу.
– А я тебе и неродная, – холодно отозвалась женщина. – Лучше скажи, когда мелкую завербуешь?
Спенсер отрицательно качнул головой:
– Не получается. Я планировал к совершеннолетию обработать, но она в каком-то ином мире живёт, и ей до великой британской короны и всего, что с этим связано, дела нет. Келли заботят только причёски.
– Чёрт, апеллируй к крови! – понизив тон, прошипела Спарк и потушила сигарету в пепельнице. – В конце концов, вы родственники принцессы Дианы !
Вальтер развёл руками.
–Между нами говоря, скорее Дюк свою сестрёнку завербует, чем я – свою.
Женщина насторожилась.
– Разве на Ирену Тюдор у МИ-6 были планы?
– Были, да сплыли, едва Дюка в R10 перевели, а она с детективом своим сошлась. Достаточно того, что он работает под вашей крышей. Ты правила знаешь: супруги не могут быть агентами одной структуры. Это плохо заканчивается.
– Я не знала, что к ней присматривались.
– Конечно, незнала, потому что присматривались не в контре[1], а вовнешке[2].Даром её Рич на стрельбы водил?
– Понятно, – махнула рукой Оливия, которую мало заботили дела МИ-6, поскольку внутри страны хватало бардака. – Скажи мне, тот оникс, который твоя сестра подарила принцессе Тюдор, имеет какую-то ценность?
– Не сказал бы. Обычная каменюка.
– Он не какой-нибудь древний или магический, нет?
– Слушай, Лив , ты взрослая адекватная женщина, не спрашивай всякую чушь! – откинувшись назад и упершись на согнутые локти, воскликнул Спенсер, скривив лицо.
– Для тебя и меня это чушь, Вальтер, а что у кибернетика в голове, сам сказал, неизвестно.
– Да втрескался он в принцессу, вот и всё! – отозвался майор.
– Думаешь, всё вот так просто? – повела бровями Спарк. – Влюбился? И поэтому оставил этот камушек себе на память?
– Сто процентов!
Оливия отвела взор и снова посмотрела в окошко, в глубокой задумчивости прикусив нижнюю губу.
– Лив?
– Что? – обернулась шатенка, обдав гостя холодом взгляда.
– Всё. Понял, ухожу, – поднимаясь, произнёс Спенсер и отправился к дверям.
– Постой, – позвала его женщина.
Майор остановился и повернулся лицом к коллеге.
– Как только кибернетик снова пересечёт границу, поставь за ним хвост, пожалуйста, и сразу сообщи мне. Я поведу его лично.
– Хорошо.
– И если там всё замешано на чувствах, то мне нужен Райт, – задумчиво произнесла Оливия. – Джонатан Райт и всё, что связывало его с Джоном Кеннеди в юности…
И женщина пристально посмотрела на коллегу.
– Это старая история, которая за отсутствием состава преступления давно ушла в топку, – напомнил Вальтер.
– Как звали ту девушку? – прищурилась Оливия.
– Анна Рэд, – нехотя ответил Спенсер. – Наша соседка и жена моего одноклассника Арчибальда Фрэнка Донели.
– Спасибо. Валли. Я её навещу, – отозвалась Спарк.
Едва за мужчиной закрылась дверь, майор разведки снова погрузилась в чтение досье на Гения.


[1] МИ-5.

[2] МИ-6.
Прикрепления: 3422349.jpg (325.9 Kb)


Дверь в другую реальность
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Сегодня форум посетили: